Адвокат Матвей Цзен о деле активиста «Оккупай-геронтофиляй» и проектах «прямого действия»

 

 

7 декабря московский адвокат Матвей Цзен, сотрудничающий с Русским Общественным Движением, добился полного оправдания своего подзащитного Филиппа Разинского в Драгомиловском районном суде.

Молодого человека, активиста “антипедофильского” проекта “Оккупай-геронтофиляй”  обвиняли в грабеже, который он якобы совершил весной 2013 года. Филиппу вменялось то, что он отобрал газовый баллончик у юноши, который шел на встречу со взрослым  клиентом, а  в итоге встретил подростков, выявляющих сверстников, занимающихся гомосексуальной проституцией.

Мы поговорили с Матвеем и о самом деле, и о проектах “Оккупай-геронтофиляй” и “Оккупай-педофиляй”. Затронули мы и тему, которая в последнее время волнует общество:  как оценивать подобные проекты прямого действия, считать ли их самоуправством, беспределом, преступлением или приносящей пользу гражданской активностью?

-На каком основании суд оправдал Филиппа?

-Суд решил, что в его действиях нет корыстного умысла. Баллончик Филипп взял, но не с корыстными целями, как этого требует  формулировка статьи,  а чтобы владелец баллончика, жертва “Оккупай-геронтофиляй”,  не применил его против участников проекта. Это дело аналогично делу зоозащитницы Павленко, которая увела у слепой певицы собаку. Сначала ее обвинили в краже, и даже суд первой инстанции согласился с мнением следствия. Но Московский городской суд отменил обвинительный приговор, указав, что не доказан корыстный умысел. То есть Павленко взяла собаку не с  корыстными умыслом завладеть животным, а исходя из своего убеждения, что она тем самым делает этой собаке добро, защищает ее от жестокого обращения. Наш Уголовный кодекс построен так, что обязательной частью состава преступления является умысел, и умысел, если мы говорим о преступлениях типа грабежа или кражи, должен быть направлен именно на хищение, корыстное завладение имуществом.

Что касается Филиппа, то само событие имело место 31 марта 2013 года, более 3,5 лет назад, когда он был 15-летним подростком (сейчас ему уже 18 лет). Дело было возбуждено летом 2013.  Филиппа обвиняли по 2й части статьи 161 “грабеж” —  следствие утверждало, что он применил насилие, не опасное для жизни и здоровья. Насилие усмотрели в том, что мой подзащитный, отведя руку потерпевшего, засунул свою руку ему в карман и достал этот баллончик. При этом он якобы действовал в сговоре с другими лицами, что якобы другие участники проекта “Оккупай-геронтофиляй” на самом деле собрались, чтобы прикрыть Филиппа для похищения этого баллончика. Это абсурдное обвинение, но оно, тем не менее, было. Впрочем, хотя все лица были прекрасно видны в ролике, а делом занимался главный центральный аппарат Следственного комитета, за три года следователи не смогли установить, что это за подростки на видео.

Ну а, поскольку Филипп был оправдан, поскольку нет состава преступления, то, естественно, нет и никакой группы.

Когда Марцинкевич начал делать свой проект “Оккупай-педофиляй”, проект сначала был позитивно воспринят обществом. Потом начался прессинг со стороны определенных слоев, имеющих отношение к теме педофилии. В результате под раздачу попал и неудачный “Оккупай-геронтофиляй”, где одни подростки ловили других подростков, тех, что за деньги занимались сексом, и пытались их пристыдить. Когда речь идет о взрослых людях (например, пойманном Марцинкевичем Каминове), то эти взрослые, во-первых, действительно совершали уголовное преступление, во-вторых, они все-таки были взрослыми и понимали, что делают. То есть от этого проекта был положительный эффект.

А пойманные “Оккупай-геронтофиляй” подростки сами толком не понимали, что творят, так что все это было излишне жестоко и бессмысленно (и сейчас мой подзащитный пересмотрел свои взгляды). Но в любом случае жестокость и бессмысленность  не образуют состава преступления. Конечно, надо было не возбуждать уголовное дело и три года его расследовать, а надо было просто поговорить с ними  и по-человечески объяснить, в чем они неправы.

-Это, видимо, была такая уличная ситуация, когда одни подростки “наезжают” на других подростков, которые им не нравятся?

Нет, не совсем. Они были по возрасту подростками, но в организационном плане у них было все по-взрослому.  Активисты действительно выявляли детей, которые, по сути, занимались гомосексуальной проституцией со взрослыми людьми. Я обращаю внимание еще на такой момент. Когда этот проект действовал, в Российской Федерации  использование сексуальных услуг  несовершеннолетних, достигших возраста согласия, то есть 16 лет, не наказывалось. 16-летняя девочка или мальчик могли продавать свои сексуальные услуги за деньги, наказывались только сами подростки по административной статье за занятие проституцией. И проект “Оккупай-геронтофиляй” обратил внимание на этот пробел в законодательстве. В Уголовный кодекс 28 декабря 2013 года была введена статья 240.1 – получение сексуальных услуг несовершеннолетнего. А проект начал действовать в начале 2013 года.

-То есть этот проект оказал свое влияние на появление статьи?

-Я этот  вопрос изучал и выяснил, что законопроект появился довольно давно, задолго до создания “Оккупай-геронтофиляй”. Но надо понимать, что в Государственной Думе лежат десятки, если не сотни полезных законопроектов, они годами пылятся, ничто с ними не происходит, а потом в какой-то момент они выстреливают. Выстреливают они тогда, когда приобретают общественную значимость. Однозначно на появление статьи повлияли события 2013 года, повлияли на то, что этот законопроект был доведен до закона.

-Но сам проект можно считать преступным или нет?

-Нужно понимать, что мы судим людей не за хорошие или плохие поступки, и не всякое аморальное поведение является преступлением. А иногда бывает обратный случай, когда моральное поведение преступно. Естественно, закон стремится к тому, чтобы совпадать с моралью, но зазор всегда есть, и в данном случае он очевиден.  Это был дурацкий проект, но он не был преступным.  Его участники никого не избивали, никого не грабили, они окружали подростка и брали у него так называемое “интервью”, снимали про него ролик. Вынуждали его рассказать об обстоятельствах его прихода на встречу, причем не оболгав себя. Подросток должен был подтвердить то, что он писал в переписке (прим.: активисты выманивали на встречу детей-проституток, представляясь в соцсетях взрослыми, готовыми оплатить  секс-услуги).  Ведь он шел на встречу со взрослым мужчиной для того, чтобы заняться сексом за материальное вознаграждение.

Можно сколь угодно плохо относиться к этим проектам, но не надо забывать, чем они занимались.  К Марцинкевичу приходили люди, которые хотели за деньги переспать с маленьким мальчиком, а к Филиппу приходили маленькие мальчики, которые хотели переспать с мужчиной и получить за это деньги. Это нужно учитывать, оценивая их деятельность, а не назначать Тесака плохим, а педофилов – хорошими.  И при этом Марцинкевич показал, что полиция действует совершенно неадекватно ситуации. В отделе по борьбе с педофилами гордятся, когда за год делают одно-два уголовных дела. А Марцинкевич выявлял нескольких таких человек за неделю.  То есть тут просто непаханое поле. Все это крайне нездорово и рано или поздно даст о себе знать.

-Сейчас многие недовольны самоуправством гражданских активистов и не только активистов. Возмущаются, к примеру, и налетами на выставки, и визитами команды программы  “Ревизорро” в «хипстерские» кафе

-С одной стороны да, самоуправство не нравится людям.  С другой стороны все согласны, что пассивность граждан – это проблема. Для нашего государства образ идеального гражданина – это человек-жалобщик. Вам что-то не нравится? Пишите жалобы. Какие гражданские проекты в результате оказались наиболее востребованными? Это, к примеру, “Гражданский патруль” Ростислава Антонова.  Это проект, в котором занимаются систематическим написанием жалоб. Такая деятельность интересна людям определенного психологического склада.  В “Гражданском патруле” делают максимально удобный интерфейс, на их сайте можно пожаловаться – куда написать, как написать, они это берут на себя. Но что мы скажем здоровому спортивному 18-летнему молодому человеку, который обнаруживает, что маленькие мальчики занимаются сексом со взрослыми мужчинами за айфон?  “Напишите жалобу?” В этом случае так не сработает.

Фактически я вижу, что наше государство с подозрением, негативно относится к любой несанкционированной им деятельности. Причем все равно, позитивная эта деятельность или негативная. Если посмотреть, то все такого рода проекты тем или иным способом были прикрыты. Даже имевший чуть ли не путинское благословение, но тем не менее самостийный “Стоп-хам” тоже потихонечку заглох. Остался только совершенно идиотский “Лев против”, вырождение всей этой идеи,  участники которого гоняются за курильщиками. Условно говоря, мимо проходят педофилы, а “Льва против” интересует, курят они или не курят в неположенном месте.

Я, как человек, отношусь к таким проектам позитивно, в целом это все было правильно.  Правильной реакцией было бы инкорпорирование, институционализация неравнодушных граждан, которые непосредственно сами хотели сделать жизнь лучше. Можно было бы делать проекты общественно-полицейские, где бы активисты действовали в контакте с полицией. Но я знаю, что происходит с активистами, которые так работают, эти инициативы сдыхают. Полиция возвращается к привычному темпу работы, к привычной ориентации не на результат, а на  статистику. Активистам в результате работать не интересно, они не понимают,  зачем им все это нужно, если они, по сути, бесплатно выполняют работу полиции. От такой работы нет эффекта, ведь полиция не предлагает “а давайте как Тесак ловить педофилов десятками”. Нет, полиция не будет этого делать, и она этого не делает.  Или были антинаркотические проекты. Ведь тоже не надо забывать, что, когда они боролись со спайсом, тот даже не считался наркотиком. А что, спайс 2013 года чем-то отличается от спайса 2015 года?  Да ничем он не отличается, кроме легального статуса.

Я, повторю, понимаю людей, которые против самоуправства. Ну и когда люди самоуправством борются с курением в неположенном месте – это смешно. А когда люди самоуправством борются с тяжкими и особо тяжкими уголовными преступлениями, тут приносимая ими польза перевешивает иные соображения.

Мы продолжаем сбор средств на XVII гуманитарную миссию. В этот раз волонтеры РОД повезут детские подарки в прифронтовые поселки ЛНР. Также у нас есть ряд индивидуальных заявок от многодетных семей из Стаханова и заявка гимназии №29 на чертежные наборы для доски.

Наши реквизиты:

Яндекс-кошелек: 410012299505781
Номер для перечисления пожертвований: Билайн 8-967-033-41-62

Опубликовал автор
Ваши избранные записи icon-angle-right

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *