Горожане против прихожан. О строительстве церкви в парке Торфянка

Нынешним летом парк Торфянка на «Бабушкинской» и безымянный сквер на Кронштадтском бульваре у метро «Водный стадион» (рядом  с Головинским кладбищем) вдруг стали настоящим Рубиконом для местных жителей, отстаивающих свои права на свободное вероисповедание и свободное пользование зеленой зоной. Петровский парк у метро «Динамо», где в выходные музыкальный праздник совпал по времени с вечерней церковной службой, неожиданно превратился из места «культуры и отдыха» в полигон, где произошло столкновение между охранниками, патрулирующими развлекательное мероприятие, и  прихожанами местного прихода РПЦ МП. Не исключено, что в ближайшие дни на территории столицы, а, может, и далеко за пределами МКАДа, вспыхнет еще пара-тройка схожих конфликтов, в которых интересы местных жителей, предпочитающих в парке именно что культурно отдыхать, схлестнутся с интересами тех, кто, по идее, должен исповедовать милость, сострадание, терпение и прочие благородные ценности.

В ходе конфликта обе стороны проявят не культуру и не смирение, а совсем иные, вполне бойцовые качества, обменяются широким спектром непереводимых эпитетов, наживут себе инфаркты и кровных врагов. Все выпустят пар. А потом посреди очередного парка, сквера или садика возникнет очередной «объект религиозного назначения». Именно так на языке строителей, планировщиков и администраций называют часовни и храмы РПЦ МП. «Битва за объект» — куда более нейтральное обозначение такого конфликта, нежели пафосная «борьба за храм». Ведь большинство тех, кто пытается бороться против строительства церкви, идет отнюдь не против Бога и не против религии, а лишь против людей, нарушающих как целостность местного ландшафта, так и права тех групп граждан, которым отправлять религиозный культ совершенно не требуется.

Мнение тех, кто по ряду причин равнодушен к общегосударственным «духовным скрепам», в расчет в лучшем случае не берется. В худшем, положение современного атеиста все больше напоминает положение верующего в эпоху советского официального безбожия. И с каждым новым эпизодом противостояния горожан и прихожан степень оксюморона усиливается.

Столкновения из-за строительства храма — если смотреть на эту проблему под другим углом, отнюдь не борьба воцерковленных с агностиками. Это просто конфликт двух сторон, одна из которых хочет стройку по соседству, а другая — категорически против. Ежегодно в Москве происходят десятки и сотни гражданских сходов, публичных слушаний, собраний в управах, на которых местные жители бунтуют против “точечной застройки” в собственных дворах, против возведения многоуровневых гаражей и корпусов поликлиник на месте клумб, игровых площадок, скверов и парков. Как показали события последнего года, в том же самом СВАО строительство поликлиники (на проезде Шокальского) можно отменить, проект превращения в деловой квартал территории кирпично-силикатного завода (на улице Тихомирова) — приостановить.

В принципе, при должном напоре практически любое решение, связанное с постройкой жилых домов и социальных объектов, можно упразднить, опровергнуть, заморозить. Но как только дело доходит до постройки православного храма, сопротивление бесполезно. Мнение жителей если и учтут, то весьма своеобразно. «Вы тут решили, что вам нужен еще один храм. Мало ли, чего вы там возмущаетесь. Мы-то знаем, что храм вам нужен. Построим обязательно, можете не благодарить. На ваши же налогоплательщицкие деньги и построим. А вас, товарищи атеисты, мы сперва выведем из зала, а потом вас покарает Бог». И после очередного приступа насильственного воцерковления у граждан, ранее сохранявших нейтралитет по этому вопросу, теперь может появиться другое, противоположное официальному, мнение. Представители госструктур, реализующие сейчас в столице программу «Двести храмов» (которую их оппоненты то ошибочно, то нарочно именуют в своих выступлениях «двести граммов»), внедряют точечное строительство церквей с яростным комсомольским задором, утюжа всех, кто встал на пути линии государственной партии.

Вот на днях в управе столичного Головинского района проходило расширенное собрание Совета муниципальных депутатов. На повестке дня стояло много разных вопросов, ключевым же оказался тот, что был обозначен в повестке как «Разное». Речь шла о строительстве часовни РПЦ МП в рекреационной (т. е. предназначенной для отдыха) зоне — возле дома № 24 на Кронштадтском бульваре.

Вопрос об этом строительстве уже поднимался два года назад: в 2013-м группа инициативных граждан смогла убедить районную администрацию в том, что строительство еще одной часовни (с учетом двух храмов и колокольни по соседству) совершенно излишне и, если уж дополнительный храм кому-то так требуется, нельзя ли возвести его в ином месте. Тогдашний муниципальный совет депутатов вроде бы согласился на перенос стройки по другому адресу. Однако чуть позже слово свое забрал назад, сочтя все ту же парковую зону на Кронштадтском бульваре идеальным местом для строительства часовни.

Нынешним летом против застройки проголосовал всего один член комиссии по благоустройству района. Его поддерживали многие местные жители, узнавшие о происходящем — как всегда в этих случаях! — по чистой случайности. Атмосфера на Кронштадтском бульваре накалилась. Расширенное заседание Совета муниципальных депутатов, назначенное, естественно, на середину рабочего дня, прошло с участием множества местных жителей самого разного возраста и социального положения.

Тех, кого затронула проблема застройки, было так много, что заседание перенесли из малого зала префектуры в другой, попросторнее, который был способен вместить пару сотен слушателей. Но вести интернет-трансляцию происходящего из большого зала — как неожиданно выяснилось — было невозможно. Более того, невозможным оказалось, как столь же неожиданно выяснилось, принимать на этом собрании какое-либо решение о строительстве храма. Оказывается, в органы местного самоуправления до сих пор не поступил полный пакет документов на спорную территорию, в том числе — кадастровый план участка. Так что решение о строительстве будет принято когда-нибудь потом, без свидетельства общественности, которая так заинтересована в решении данного вопроса.

Ее, общественность, сперва пытались усмирить с трибуны фразами о том, что будущая церковь должна «служить объединяющей силой, а не разъединяющей». А потом сразу же огорошили конкретным проектом планировки конкретного храма, необходимость которого так и остается для многих под вопросом.

В ходе обсуждения прозвучала информация о том, как голосовали местные граждане, пришедшие на собрание: за строительство храма было отдано 34 голоса, против стройки высказалось 78 человек. Конечно, 102 местных жителя — это не весь район, но судить о настрое электората все-таки можно. Информация о голосовании вызвала аплодисменты одной части аудитории и пропитанные ненавистью слова людей, называющих себя местными жителями — их, кстати сказать, многие аборигены видели впервые в жизни.

Звучали в зале и рационализаторские предложения о том, где именно можно возвести часовню, с учетом интересов всех заинтересованных лиц. В частности, предлагалось осваивать имеющийся пустырь, благоустраивать территорию, которую сейчас занимает линия ЛЭП (а сами линии электропередач убрать под землю). Но эти заявления, встречаемые аплодисментами зрительного зала, чиновников не вдохновляли.

Попытки узнать конкретную информацию о строительстве храма пресекались. Вот местная жительница, выступающая против застройки парка, интересуется у одного из депутатов о материальной стороне дела.

Вопрос: «Скажите, а на чьи деньги будет вестись строительство?»

Ответ: «В том числе и на мои».

Вопрос: «Вы имеете в виду, что деньги будут выделены из государственного бюджета, что стройка пойдет за счет налогов? Или вы лично готовы пожертвовать на строительство?»

Ответ: «Я же сказал, что и на мои деньги тоже. Есть еще вопросы у кого-нибудь?»

Другие диалоги между выступающими и залом тоже звучали как анекдот про того чудика, что пытался сложить зеленое с квадратным.

Вопрос: «Вот вы говорите, что отсутствие храма ущемляет права православных. А как быть с правами мусульман или атеистов?»

Ответ: «Мужчина, вы уже выступали, хватит говорить».

Вопрос: «Вы говорите, что площадь храма небольшая, 94 квадратных метра. Но мы, в принципе, не хотим никакого храма. Он нам не нужен».

Ответ: «Соблюдайте регламент. Решение сегодня принимать не будем».

Спрашивать, наверное, можно было до бесконечности. Но регламент на обсуждение данного вопроса — полчаса — заканчивался, атмосфера накалялась, а недовольство давило все сильнее. В конце концов председатель собрания, в очередной раз призвавшая «митинговать идите на Болотную!», воспользовалась шумом в зале для того, чтобы прекратить обсуждение. Всех, кто не является депутатом, попросили удалиться.

В холле можно было заметить, как группа радикально-религиозно настроенных граждан уходит за своим неприметным вожаком в дебри префектуры. Шли они праздновать победу или получать гонорар за участие в массовке — неведомо. Но, по словам местных жителей, многие лица в зале показались им сегодня незнакомыми. В первую очередь — лица активисток постбальзаковского возраста, которые «захлопывали» выступления противников стройки и поливали оскорблениями всех присутствующих.

Конечно, на любые массовые мероприятия всегда может затесаться пара-тройка неадекватных граждан, но уж больно профессионально и слажено выступали дебоширы. Такое ощущение, что более адекватных адептов воцерковления в районе не нашлось. Или же те, кто действительно исповедует основы христианской морали, посчитали дурным делом участие в подобном светском мероприятии, не захотели брать грех на душу…

План по возведению храмов идет своим чередом. Часовенки появляются в столице как грибы после дождя, но идти в них все меньше желающих. Те, кому представители префектуры четко сказали «Вас никто не спрашивал, митинговать идите на Болотную!», на Болотную-то, может, и пойдут. А в храм, построенный вопреки их желанию — вряд ли.

Примечательно, что на этой встрече администрации и жителей не было ни одного представителя Церкви. Ни Московской патриархии, ни какой-либо другой. Может, из уст батюшки (особенно того, кому положат служить на территории данного прихода) слова о смирении и братской любви звучали бы более искренне, нежели в исполнении чиновников. Но священнослужители от встречи со своей потенциальной паствой уклонились. Вероятно, начальство на такой поход не благословило. В результате слова про чувства верующих звучали, а никакими христианским чувствами в здании префектуры и не пахло. А оттого сидящим в зале все яснее было: дело не в церкви, а в самой позиции властей, в наплевательском отношении к людям, для которых, казалось бы, и возводится этот «объект религиозного назначения». Как говорилось в том анекдоте, «для вас, Козлов, целый переход построили». Храм на Кронштадтском бульваре, он, видимо, тоже будет для вас, Козлов.

 

Лариса Романовская

 

Мы продолжаем собрирать деньги на лекарства для первомайской больницы.

Наши реквизиты:

  • Вебмани-кошелек: R353207833225 | Z389101772909 | E413523347509
  • Яндекс-кошелек: 410012299505781
  • Номер для перечисления пожертвований: +7 (967) 033 41-62

Уважаемые жертвователи! Работа наших волонтеров и технические расходы из ваших пожертвований не оплачиваются. Все, что вы жертвуете, до копейки идет на помощь обездоленным жителям Донбасса.

Опубликовал автор
Ваши избранные записи icon-angle-right

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *