«Людей было очень много, очередь стояла на площади, несмотря на холод»: похороны Павла Дремова

С утра я уже в Новороссии.
Пересек границу в 6 утра, а полдевятого был уже в Стаханове. Вторая часть нашей экспедиции не смогла проехать из Ростова с грузом. Я, правда, предупреждал, что лучше подождать день в Ростове, чтобы я смог вернуться из Стаханова и помочь с переездом. Но ничего, проедем завтра. Ходунки с клюквой из груза прорвались через границу первыми:) Остальное едет следом.
На похоронах Дремова Павла Леонидовича был. Это не первые в моей жизни похороны, но до того мне не приходилось прощаться с намеренно жестоко убитым человеком. Было очень, очень много людей, и ополчения, и просто жителей Стаханова и Первомайска. Была супруга атамана, в трауре по казачьему обычаю, очень красивая, убитая горем девушка, плакавшая у гроба.

Совсем именитых гостей не было, глава ЛНР не приехал. От ДНР был Басурин. И я впервые встретил Грэма Филлипса, он тоже приехал. Были ополченцы из Брянки, пришли строем под знаменем с траурной лентой казаки из Ровеньков, это из того, что я видел.

И, как я уже писал, было очень много просто стахановцев. Многие плакали, и не только женщины, слезы на глазах я замечал порой у самых суровых на вид казаков. Я встретил почти всех знакомых — не только Виктора с Романом, коменданта, Душмана, девушек, но даже Ваню Волкова. Ему стало заметно хуже (а ведь после переданных лекарств он пошёл было на поправку). Отказывают ноги, даже по дому он может передвигаться при помощи домашних.
И вот он пришёл на похороны, проститься с Павлом Леонидовичем, а людей было очень много, очередь выходила из ДК и стояла на площади, несмотря на сильный ветер и холод, и вот Ваня приковолял туда, опираясь на плечо помогающего ему парня, мы встретились и обнялись с ним на площади, у Ленина, которого Ваня защищал и отстоял зимой 2014-го.
Вообще эта картина, я бы сказал, отражает ситуацию с ополчением, что я наблюдаю, достаточно точно:
http://ic.pics.livejournal.com/arkthur_kl/2348840/612120/612120_600.jpg

«Пришёл вот проститься с Батей, да боюсь, не дойти мне», грустно заметил Волков. Он сам не уверен, что протянет зиму, но попробуем помочь, нельзя же человека бросать.

Я бы сказал, что простоять столько на холодном ветру для тяжело больного человека очень тяжко. Вот же сколько фэндом писал о верности и преданности воина своему командиру, вассала своему лорду. Этот ополченец, схвативший в окопах туберкулез, тяжело больной, почти неходящий, вот так, опираясь на плечо друга, все таки пришел оказать последние почести своему командиру, чем произвел, конечно, сильнейшее впечатление.
Проститься с Дремовым он в итоге смог — его пустили без очереди. Это звучит легко и просто, но надо было видеть это столпотворение, чтобы понять, что просто это только буквами по экрану.

Я уже наградил Диму необходимостью докупить и привезти Волкову то из нужного, что найдётся в Каменске, витамины и жирную пищу, нужную туберкулезникам, принесем ему точно.

Считаю, что я точно не напрасно примчался сегодня в Стаханов, потому что иначе не встретил бы Ваню, и не побеспокоился о нем, ведь я был уверен, что он пошёл на поправку.
Волков, кстати, тот самый человек, который получил психотравму — в 2014м он вывозил раненых детей, когда был самый ад, притом в какой-то момент вместо жгута, которого на всех не хватило, зажимал раненую ручку ребёнку своей рукой, а другой держал руль. Этот случай вызвал у него нервный срыв, и он скоро подхватил туберкулез. А родом Ваня из Днепропетровска, хотя к революции присоединился в Стаханове. Это к вопросу о «вся Украина в едином порыве…»

А сейчас решаем вопрос с доставкой Димы через границу, притом Дима нужен нам живым и целым, поэтому вариант «по частям» отпадает.

Артур Климаков, волонтер РОД

Опубликовал автор
Ваши избранные записи icon-angle-right

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *