Остановить вербовку в ряды боевиков Исламского Государства невозможно — эксперт

Остановить вербовку в ряды боевиков Исламского Государства невозможно. Невозможно полностью разрушить вербовочную сеть, она «де-факто превратилась в устойчивую эффективную структуру общероссийского исламизма», считает член научного совета московского центра «Религия, общество и безопасность» Игорь Малашенко.

В России начинают формироваться «экстерриториальные джамааты», члены которых объединяются и взаимодействуют на основе единства не территории, а религиозных убеждений.  Свое перемещение на Ближний Восток мусульмане именуют «хиджрой», сравнивая свой поступок с хиджрой в 622 году пророка Мухаммада из Мекки в Медину.

Вербовка ведется по всей России, вербовочные пункты есть во всех регионах страны, они выстроены по сетевому принципу и часто располагаются в радикальных мечетях. Призыв подержать джихад транслируется также через интернет. Тут действуют десятки тысяч аккаунтов, игиловские вебсайты «Аль-Хайят» и «Аль-Фуркан», пропаганда ведется в социальных сетях.  Русский язык — третий по масштабам активности ИГ, агенты которого ведут пропаганду на 23 языках.  Пропагандируют помощь ИГ исламские проповедники, наиболее известные из которых —  уроженец Кабардино-Балкарии Надир Медетов (Абу Халид) и дагестанец Исрапил Ахмеднабиев (Абу Умар Саситлинский) бежали из страны и продолжают действовать из-за рубежа.

Главный объект вербовки – мужчины в возрасте до 40 лет, которым предлагают не только воевать, но и работать по специальности. Так, Исламское Государство нуждается в медиках и инженерах-нефтяниках.  Наконец, предлагаются деньги. Так в Астрахани вербовщик  Зелимхан Шапаев предлагал ежемесячное жалование в $2000. С территории России на Ближний Восток отправляются и мигранты из Центральной Азии. Под действие вербовщиков они попадают в РФ, тут вербовкой занимаются их соотечественники.  Объектами вербовки все чаще становятся целые семьи.

Некоторые, впрочем, приезжают в Сирию по собственной инициативе. Это случай чеченцев, для которых война на Ближнем Востоке — продолжение Чеченской войны. В армии ИГ сформировались соответствующие подразделения, носящие имена Хаттаба, Шамиля Басаева, Джохара Дудаева.

Известно, что к некоторым из боевиков приезжали представители региональных властей и уговаривали их не возвращаться на родину. Действительно, некоторый эффект от оттока боевиков с Северного Кавказа положительно сказался на оперативной обстановке там.

Тем не менее, сотни возвращаются и могут стать серьезной угрозой безопасности.  Этот вопрос особенно актуализировался после того, как Россия начала вооруженную операцию против ИГ. «От вернувшегося к нам с Ближнего Востока «исламского бумеранга» будет не так-то просто увернуться», — заключает эксперт.

См. также:

Мусульмане Поволжья в рядах Талибана и ИГИЛ (экспертный доклад)

Ваххабитизация российской уммы достигает 80% — эксперт

Опубликовал автор
Ваши избранные записи icon-angle-right

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *