Правозащитный центр «РОД»

Мы защищаем русских!

Раис Сулейманов: «Я допускаю, что эта няня убила ребенка под влиянием пропаганды исламистской идеологии»

Зверское убийство 4-летней девочки в Москве вновь всколыхнуло тему радикального исламизма, его природы и опасности для общества. Мы обратились квопросами с известному эксперту по радикальному исламу Раису Сулейманову (ИНС):

— Мы часто слышим о радикальном исламе как источнике террористической опасности – но не всегда понимаем, о чем идет речь и чем радикальный ислам отличается от «обычного», традиционного. В чем разница между ними? Верно ли, что только радикальный ислам опасен?
Традиционный ислам в России – эта та форма ислама, которая исторически была принята коренными народами России, стала частью их национальной культуры, лояльна по отношению к государству, не ставит перед собой цели изменить его конституционный строй и светское законодательство в соответствии с религиозными правовыми положениями, уважительно относится к немусульманскому окружающему населению, формирует патриотическое отношение к стране проживания и поддерживает участие в войнах со своими единоверцами из других стран. Т.е. у традиционного ислама в России 5 признаков:

1) лояльность по отношению к Российскому государству;

2) отказ от намерения изменить его конституционный строй и светское законодательство в соответствии с религиозными правовыми положениями ислама;

3) уважительное и добрососедское отношение к немусульманскому окружению;

4) сохранение национальных традиций, которые мирно сосуществуют с религиозными нормами;

5) патриотическое отношение к России, готовность служить в российской армии, в том числе и воевать за Россию против своих единоверцев: например, так было во время русско-турецких войн, войн на Кавказе, в Афганистане и Сирии, когда в рядах армии России/СССР были солдаты-мусульмане

Обычно еще уточняется, что традиционный ислам у российских мусульманских народов принадлежит к определенной религиозно-правовой школе (мазхабу) ислама: у народов Поволжья и Крыма – это ханафитскиймазхаб, у народов Северного Кавказа – шафиитскиймазхаб.

Радикальный ислам в своих разных формах (ваххабизм, «Хизб-ут-Тахрир аль-Ислами», «ДжамаатТаблиг», «Нурджулар» и др.) отрицает эти пять положений традиционного ислама, стараясь внушить своим приверженцам ненависть по отношению к России и ее немусульманскому населению.

Цель радикального ислама – создать теократическое государство. Радикальный ислам стремится изменить конституционный строй страны, заменить светское законодательство религиозным правом (законами шариата) в самой радикальной его интерпретации, а немусульманское население страны – обратить в ислам или же поставить в положение «людей второго сорта», а то и просто уничтожить. К этой революционной цели исламисты стремятся как относительно мирным путем – путем распространения своих идей и вербовки сторонников – так и при помощи насилия. Важную роль в их вооруженной борьбе играют терроризм и «акты устрашения» — демонстративные зверские убийства, иногда массовые.

— На ваш взгляд, связано ли с радикальным исламизмом жуткое преступление в Москве? Женщина отрубила топором голову ребенку и демонстрировала ее прохожим на улице. Из СМИ известен характерный образ действий исламистов – зрелищные жестокие казни, зачастую через обезглавливание…

Да, в исламском праве есть такая форма наказания, как «худуд» — телесные наказания, в том числе и такие, как членовредительство и смертная казнь: за пьянство – порка плетьми, за воровство – отрубание руки, за супружескую измену – побивание камнями, за тяжкие преступления – обезглавливание. Но подобные формы наказания в исламе допустимы, во-первых, только при наличии доказанного преступления; во-вторых, выносить подобное решение может только кади (шариатский судья); в-третьих, для этого в обществе шариат должен быть юридической основой государственного строя. Естественно, что в современной России подобное практиковалось только в период фактической независимости Ичкерии (1996-1999), где отрезание голов и телесные наказания были введены. Во всех остальных регионах компактного проживания мусульман в России такое не применяется и не должно применяться. Не стоит те нормы, которые существовали в средние века, переносить в 21 век и преподносить как сакральные и обязательные для функционирования мусульманского социума. Потому что это однозначный путь к архаизации мусульманской уммы. И это в первую очередь должны понимать сами мусульмане и сами же выступать против подобных предложений ввести шариат в российское законодательство, что иногда озвучивается некоторыми демагогами.
Сейчас этот жуткий инцидент обезглавливания ребенка стараются списать под наркотическое одурманивание или помутнение рассудка няни Гюльчехры Бобокуловой, что само по себе весьма странно. Ведь подобными заявлениями стараются найти если не оправдание поступка женщины-головореза, то, как минимум, смягчающее для ее поведения обстоятельство. Это в корне не допустимо.

Я как раз допускаю, что эта женщина, которая нянчила ребенка, совершила свое преступление под влиянием пропаганды радикал-исламистской идеологии ИГИЛ, признанной в России террористической организации. Т.е. не надо отрицать религиозно-идеологический подтекст данного злодеяния. При совершении преступления женщина  выкрикивала религиозный лозунг «Аллах акбар!» Кроме того, именно радикал-исламисты начали культивировать обезглавливание людей с целью устрашения. Они создали целую моду на головорезов, когда отрезание головы не столько вызывало отвращение, сколько, наоборот, становилось привлекательным и манящим для сторонников ИГИЛ, символом мужественности, перед которым трепещут враги.

Примечательно, что убив ребенка в доме, женщина отправилась после этого на улицу демонстрировать свое преступление, размахивая отрезанной головой ребенка, попутно выкрикивая в адрес прохожих угрозы – то есть демонстрируя свое злодеяние и даже хвастаясь им.

— Можно ли сказать, что какие-то этнические или этносоциальные группы в России наиболее подвержены влиянию радикального ислама?
Сегодня уже не для кого не секрет, что мусульманская умма России представлена не двумя этнорегиональными компонентами, а тремя: это татаро-башкирское население Поволжья (после 2014 года к ним добавляется крымскотатарское население), кавказские народы и мигранты из Центральной Азии. Новые сторонники радикального ислама вербуются из представителей всех трех основных групп мусульманской уммы России. Мигрантская среда — не исключение.

Сегодня мы столкнулись с ситуацией, когда культура ценностей ИГИЛ находит своих почитателей и в России. Это страшно и ужасно, особенно когда это находит популярность у женщин, а мишенями становятся наши дети.

Раис Сулейманов, исламовед, эксперт Института национальной стратегии

Опубликовал автор
Ваши избранные записи icon-angle-right
1 комментарий
  1. Ильгиз

    Считаю, что эта женщина является провокатором. Возможно, её как то зомбировали, подавили волю. Чтобы каждая женщина в хиджабе казалась потенциальной детоубийцей.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *