Правозащитный центр «РОД»

Мы защищаем русских!

Аудиозапись допроса ключевого свидетеля по делу Даниила Константинова

https://fbcdn-sphotos-a-a.akamaihd.net/hphotos-ak-prn2/1470004_323398211134173_91600840_n.jpg

22 ноября в Чертановском районном суде был допрошен ключевой свидетель по делу Даниила Константинова Софронов.

 

На закрытом заседании суда Софронов заявил вопреки своим первым показаниям, что он помнит момент момент нанесения смертельного удара. К концу заседания, впрочем, свидетель снова заявлял, что этот удар он не видел.

То, что Софронов упомянул в своих показаниях о ноже лишь в феврале, а описание ножа дал лишь в июле 2012 года (убийство произошло в декабре 2011 года), он объяснил тем, что  следователь об этих обстоятельствах его не спрашивал.

Когда адвокат Денис Зацепин показал, как был нанесен удар  (якобы сверху вниз), Софронов подтвердил, что именно так удар и был нанесен. Между тем, согласно судмедэкспертизе, раневой канал шел снизу вверх идет. Из неловкого положения свидетель при помощи прокуроров вышел, сказав, что он видел не удар, а только замах.

 

Софронов заявил, что читает плохо, поэтому протоколы своих опросов он не читал.

Аудиозаись допроса свидетеля:

VN860351

VN860350

 

Расшифровка с 201 по 40ю минуты:

В:
Еще раз — это не начало допроса, это маленькая часть, где-то 20 минута от начала.

В — это вопрос, в основном адвокатов (здесь больше Дмитрия Динзе, потом мы поставим точные данные.
О — вор Софронов.

В.Второй человек что делал в этот момент?

О: Какой второй?

В: Ну, который на Вас тоже нападал. Там же два человека было?

О: Пинал просто ногами и все.

В: А куда он Вас бил, Вы помните?

О: По ногам, по туловищу, по голове…

В: Скажите, а в какой момент Вы увидели вот у первого лица, которое Вы впоследствии опознали, нож в руке? В какой момент?

О: Ну, когда начал сбегать (?), наверное…

В: Вы почувствовали, что у него нож? Или Вы увидели?

О: Нет, я учуял острое что-то, вроде как, в косуху.

В: Понятно. А в какой момент Вы тогда успели так хорошо разглядеть нож-бабочку?

О: Ну, так вот получилось…

В: Ну как получилось? В какой момент? В какой из моментов Вы разглядели нож-бабочку? После ранения или до ранения?

О: До ранения.

В: До ранения. Вы же сказали, что у Вас руки пондяты(?) были? Вы закрывали голову.

О: Да, говорил… (?)

В: Тогда как Вы увидели?

О: Ну вот увидел я, и все.

В: Скажите, пожалуйста, вот это «закрытие» головы руками, и туловища – это фактически Ваша, насколько я понимаю, защита была от ножа? Правильно понимаю?

[видимо, свидетель кивает] Ясно. И от нападения второго человека? То есть, Вы защищались, насколько я понимаю, пассивно?

О: Да.

В: Не оказывали сопротивления?

О: Нет.

В: Сами не пытались ударить?

О: А Вы, когда Вас пинают, попробуйте встать! Я вот попробовал(?)…

В: Так Вы еще и лежали?

О: Сидел.

В: Сидели? На корточках?

О: На корточках.

В: Сидели на корточках. А где сидели?

О: На лестнице.

В: Ну… там есть три лестничных марша. Первое – это перед дверьми, второй – между лестницами.

О: Второй.

В: На втором, да?

О: Сначала на втором, чуть повыше, там есть лестницы две, наверное.

В: Ну вот есть первый перед дверьми, второй – пониже…

О: Третий – еще ниже.

В: Скажите, пожалуйста, лестница под каким углом находится относительно двери?

О: Наверное, градусов 30…

В: Тридцать градусов…

О: Наверное, тридцать…

В: Какое там расстояние от двери?

О: Не считали… ну… небольшое расстояние…

В: Ну по-Вашему сколько там? Метр, два, три?

О: Метра четыре-пять, наверное.

В: Четыре-пять метров, да? Скажите, пожалуйста, двери, которые выходят на улицу из этого вестибюля, они прозрачные? Или не прозрачные?

О: Есть стеклянные, прозрачные…

В: Стеклянные или пластиковые?

О: Стеклянные пластиковые. Из пластикового стекла.

В: Время? Сколько было по времени, можете припомнить?

О: Ну, я сейчас не помню…

В: Утро? Вечер?

О: Ну, вечер был…

В: Вечер. На улице было темно или светло?

О: Нормально было на улице. Как сейчас.

В: Смеркалось? Правильно ли я понимаю?

О: Смеркалось. Ну сейчас еще не смеркается. Светло, вроде…

В: Светло. Светло было на улице, да? [видимо, свидетель кивает] Ясно. Освещение на улице было?

О: Там, по-моему, фонарь стоял. Ну… они ж это.. [не ясно]

В: Фонарь стоял. Горел? Не горел?

О: [ответ не слышен. Видимо, свидетель жестикулирует]

В: Ясно. Поясните, в какой момент Вы присели на корточки? Когда на Вас напали или…

О: Когда на меня напали, я еще отбивался, старался…

В: А как Вы отбивались, можете рассказать?

О: Кулаками, как?

В: Вы, вот, били лицо, которое причинило Вам телесные повреждения ножом?

О: Нет, я просто отталкивал его.

В: Отталкивали его, да? А тот, второй, который бил Вас ногами? Что Вы с ним делали?

О: Ничего. Там уже, вот, как раз сначала отталкивал, потом повалили меня, сел, начали пинать.

В: Начали пинать… скажите, пожалуйста, а как тогда получилось, что Вы наблюдали все это время за Темниковым и тем, что с ним происходило, можете пояснить?

О: С момента как, короче, на меня напали [непонятно] был, пока спустятся они, второй…

В: Пока спустится второй?

О: А че, да, который меня пинал.

В: То есть, Вы, когда дрались с первым, который ударил Вас бабочкой (ножом), Вы одновременно внимательно следили за тем, что происходит с Вашим другом, правильно я Вас понимаю? С Темниковым?

О: Я просто… мы… не дрался, я просто отталкивал…

В: И за Темниковым смотрели?

О: Да.

В: А сколько по времени Вы за ним смотрели?

О: Не помню. Сколько-то смотрел.

В: Вы все время за ним наблюдали и толкались, правильно?

О: Да.

В: Или Вы отвлекались на лицо, которое на Вас нападало?

О: Да нет, ну как, смотрел туда, сюда…

В: Туда, сюда… скажите, пожалуйста, Вы сказали, что лицо, якобы Константинов, ударил сверху вниз Темникова, правильно ли я понимаю?

О: Да.
(адвокат пытается понять, как человек ростом 1.82 может сверху вниз ударить человека 1.95).

В: Скажите, в какой момент тогда у Константинова появился нож в руках?

О: Ну, я не помню. Как-то появился.

В: Вы можете объяснить, как? Вы видели, как он его доставал из одежды?

О: Он не доставал, я не видел, потом, да, увидел.

В: Скажите, нападал он на каком лестничном пролете?

О: На самом верху.

В: На самом верху. За дверьми, около дверей?

О: Около дверей.

В: Около дверей.

О: Двери открыты были.

В: В смысле — открыты?

О: В прямом.

В: Настежь? Настежь открыты?

О: Да.

В: Полностью? [видимо, свидетель кивает]. Так. И около какой из дверей они стояли? Если вот стоять лицом к дверям со стороны вестибюля? Сколько там дверей, можете предположить?

О: Ну.. не знаю. Много. Очень много.

В: Ну, это было посередине? Слева? Справа? Как?

О: Ближе к левому краю.

В: Ближе к левому.

О: При входе в метро – левый край, с перехода – справа.

В: Так… и Темников, можете сказать, как защищался от Константинова?

О: Как… ну… они дрались… как сказать?

В: Ну как дрались?

О: Да не помню я, как это сказать!

В: А нападавший бил потерпевшего ногой или ногами?

О: Не помню. Возможно.

В: Нет, нам не надо «возможно». Вы, если помните, то помните, если не помните, то не помните… [свидетель что-то невнятно произносит] Руками бил?

О: Да.

В: Потерпевший?

О: Ну, они ж дрались…

В: А куда он наносил удары?

О: Везде…

В: «Везде» — это куда? Это лицо? Это туловище? Это ноги? Это по рукам?

О: Лицо и туловище…

В: Лицо и туловище. Скажите, пожалуйста, удары какие были? Прямые либо боковые? Либо просто сверху бил кулаком по голове?

О: Ну, просто дрались! Не могу определить, какие удары были. Просто дрались – и все.

В: «Просто дрались» — это нам не установить механизм [непонятно] телесных повреждений у потерпевшего на теле. Вы поясните, Вы нож, бабочку, запомнили так хорошо, тогда поясните, тогда поясните механизм драки Константинова с потерпевшим Темниковым?

(адвокат пытается выяснить, как же на теле Данилы не зафиксировано ни царапины — причем, зафиксирвано в полиции после митинга «За чистые выборы» 5 декабря).

О: Просто дрались, и все.

В: Можете рассказать как?

О: Руками и ногами.

В: Руками и ногами?

О: А как еще дерутся?

В: А куда они друг друга били?

О: По туловищу. По голове.

В: Скажите, пожалуйста, Константинов, когда бил потерпевшего, он попадал в него?

О: Ну, я не видел.

В: В лицо ему попадал кулаком? Либо ногами?

О: Не помню…

В: В тело попадал кулаками?

О: Ну я что, долго что ли там смотрел?

В: Ну, в тело попадал руками или ногами, помните?

О: Не помню.

В: По ногам попадал?

О: Ну, обычно, как терки происходят?

В: Я не знаю, как обычно терки происходят. Мне интересен механизм. Скажите, пожалуйста, в спину бил Константинов потерпевшего?

О: Не помню… у Темникова было лицо…стоял спиной, короче говоря.

В: Стоял спиной к дверям. Ясно. Скажите, пожалуйста, сколько по времени Вы наблюдали нож, которым ударил Константинов Темникова?

О: Несколько секунд.

В: Несколько секунд?

О: Я за несколько секунд же запомнил бабочку!

В: Так… и этот запомнили… а кокой, правой, левой рукой бил?

О: Не помню.

В: А вместе с, так скажем, Константиновым, как Вы говорите, еще кто-то присутствовал?

О: Ну, я не знаю, много народу было, все ходили кругом…

В: Скажите, пожалуйста, а вместе с Константиновым Темникова кто-то еще избивал?

О: Не видел… не помню… может быть…

В: Может быть?

О: Ну, наверху еще оставался человек…

В: Сколько их, четверо, было? Или пятеро?

О: Четверо.

В: Пятеро. Так вот, эти двое, которые еще оставались, они принимали участие в драке с потерпевшим?

О: Хер(?) его знает.. не помню… стоял вот тут вот, курил… там все ходили…Очень много народу сидело на лестнице…

В: Все наблюдали, как драка происходит?

О: Да вообще все ходили, и им всем посрать.

В: Так принимали участие вот эти два человека, которые были в компании?

О: Не помню.

В: Скажите, пожалуйста, Вы отличаете лысых и короткостриженных? В, вообще, знаете, что это такое – лысый?

О: Ну как, что это такое? Лысый – это лысый, короткостриженный – это короткостриженный.

В: Чем они между собой отличаются?

О: Практически ничем. У короткостриженного стрижка чуть поменьше

В: Можно ли назвать «короткостриженным» человека, у которого не растут волосы?

О: Нет, лысый…у которого даже растут волосы, и то есть небольшая щетинка – тоже лысый…

В: Вот видите, это для Вас «лысый»?

О: Лысый.

В: Ясно. Скажите, пожалуйста, Вы, вот, говорите, что у Константинова сорвали шапку. Или Темников сорвали шапку?

О: Я сорвал.

В: Вы срывали шапку. Скажите, у него волосы были тогда?

О: Нет…

В: Вообще никаких волос не было? Лысина блестела, может быть?

О: Нет… лысина и лысина…

В: Обычная лысина?

О: Ну… с волосами, вроде…

В: Вы посчитали, что может быть короткостриженным, правильно я Вас понимаю?

О: Для меня это – одно и то же. [неразборчиво]

В: Скажите, а вот по поводу этой шапки, Вы сотрудникам милиции говорили о том, что…

О: эмн… да.

В: Говорили, да? А когда? На следующий день или в этот же день?

О: В этот же день.

В: В этот же день говорили сотрудникам?..

О: Да.

В: А кому? Следователю? Оперативникам?

О: Я не помню.

В: Скажите, а на месте происшествия, там, кто-нибудь наблюдал за дракой?

О: Все ходили мимо…

В: А лицо, которое именно там стояло и наблюдало за дракой, было?

О: Ну я не…

В: Конкретный человек? Которого Вы, может быть, часто там встречали?

О: Нет…

В: Вы часто на Янгеля ездили?

О: Да нет…

В: На метро?

О: Я обычно автобусом пользуюсь…

В: Часто ездили?

О: На автобусе… а так, можно сказать, на работу… я на стройке работал…

В: А с какой частотой Вы ездили на метро на Янгеля? Через станцию Янгеля?

О: По-разному…

В: Ну сколько раз в месяц, например?

О: Раз пять…

В: Раз пять. Скажите, пожалуйста, Вы каких-нибудь неблагополучных людей видели в метро? Я БОМЖей имею в виду.

О: Ну… много кого… на любой остановке, вон, сидят…

В: Вы их запоминали?

О: Нет.

В: Не запоминали. Скажите, какое-нибудь лицо плохо одетое, дурно пахнущее, скажем, БОМЖ, с отличительными какими-то приметами присутствовал при вашей драке?

О: Я их не разглядывал.

В: Не разглядывали?

О: Там месиво, кто там будет их разглядывать?

В: А следователю не говорили о таком лице? О том, что Вы видели такое лицо и оно было свидетелем драки?

О: Не видел я никого!

В: Хорошо. Не видели.

О: Не видел я никого! Все ходили просто и все.

В: Скажите, а Вашу драку кто-то разнимал из прохожих?

О: Нет. Все просто ходили и все.

В: А драку между Константиновым и Темниковым кто-нибудь разнимал?

О: Нет.

В: Пытался их кто-то успокоить? Кто-нибудь из прохожих?

О: Нет.

В: Тоже нет… скажите, пожалуйста, а сколько по времени происходили события – от начала плевка до того, как Вы убежали?

О: Он, там… быстро все было…

В: «Быстро» — это сколько по-Вашему?

О: [нечленораздельно]

В: Минута? Две? Десять секунд? Двадцать минут?

О: Минут пять, наверное… больше-меньше… там…

В: Значит, Вы в тот день пиво пили?

О: Нет.

В: А Темников пиво пил?

О: Нет. Он вообще не пил.

В: А смысл вашей встречи и нахождения возле метро Ак. Янгеля?

О: Просто погуляли и я решил проводить. У меня посидели, пошли, он домой, я просто прогуляться и его домой проводить. До метро.

В: Зачем было в метро заходить?

О: А что? Нельзя постоять, потрепаться?

В: Да просто мне интересно, зачем Вы в метро зашли?

О: Просто потрепаться постоять.

В: Вы курили?

О: Нет.

В: В метро?

О: Сигарету.

В: Курили, да?

О: Да.

В: Я не спрашиваю [не понятно]

О: Я [непонятно] курю.

В: Курили в самом метро?

О: Он не курит. Не курил. Он за здоровый образ жизни.

В: Скажите, пожалуйста… опишите остальных людей? Какая у них была одежда? Про Константинова мы поняли: дутый пуховик, синие джинсы, да? Черная шапка. У остальных?

О: Еще у одного была спортивная куртка, белая с черными пятнами, [не ясно] люди одетые…

В: Ну, это понятно, [не ясно] одежда [не ясно]

О: Одежда, шапка какая-то…

В: Ну какая?

О: Обычная.

В: Ну какая – «обычная»? Опишите?

О: Обычная одежда. Вот, я одеваюсь. Как все одеваются.

В: Ну Вы опишите, какая куртка была?

О: Куртка была.

В: Фасон, может быть? Может быть какие-то шрамы? Приметы у них были?

О: [не разборчиво]

В: Они все были одного роста, или разного роста?

О: Разного роста.

В: А как Вы это определили, что они именно разного роста?

О: Тот, который ко мне подходил, с которым я дрался, первый, он ростом с меня примерно, чуть пониже, подошел второй, еще чуть ниже.

В: Ну, рост «от» и «до» можете сказать?

О: Нет.

В: Ну, вот, рост Константинова какой? Как Вы его определили?

О: Ну, наверное, где-то 1,7-1,8…

В: 1,7-1,8… ну, а самый высокий там, кто был?

О: Тот, который ко мне первым подошел.

В: Ну это сколько по росту?

О: Чуть пониже меня.

В: Ну, это сколько – «пониже Вас»? Примерно это какой рост?

О: Примерно [не разборчиво].

В: Это сколько получилось? 1,85-1,86?

О: Ну, примерно так.

В: Ясно. Вы можете описать остальных людей, которые [не ясно]?

О: Не помню.

В: Ну вот двух Вы описали, еще трех?

О: Прошло время, не помню.

В: Не помните. А что в Вашем представлении «обычная одежда»? Это какая? Кожаная, балоньевая, тканевая? Какая?

О: Повседневная.

В: Синие джинсы…

О: Ну, все по-разному ходят!

В: Ну, вот видите, по-разному. Так как [не ясно]?

О: Не помню.

В: Скажите, во время Вашей драки, какие-нибудь крики, возгласы, угрозы звучали со стороны двоих нападавших, которые Вас избивали? И что они Вам говорили?

О: Молчали.

В: Молча? Ничего не говоря?

О: Возможно, что-то говорили… не до этого мне было, чтобы слушать там…

В: А вот, когда Вы говорили, что Константинов, там, дрался с Темниковым, он ему что-то кричал? Говорил?

О: Я не помню.

В: А еще одно лицо, точнее два лица, которые там находились, они во время драки что-нибудь кричали кому-нибудь?

О: Они стояли, наверное, бухали.

В: То есть, они смотрели, пили, как все происходило? Ну, любовались этим, наблюдали, я не знаю, что они делали? Или подбадривали, может быть, своих товарищей?

О: Просто стояли наверху.

В: Вот Вы казали «пили» (ну я не буду это слово – «бухать» — произносить), а что они пили? Водку, пиво? Может, бутылками в вас пытались кинуть?

О: Я не помню, такого не было. Меня бутылкой убили бы.

В: То есть, они стояли, что-то делали, а что, Вы можете сказать?

О: Ну, я не помню. Стояли, что-то делали.

В: Понятно. Скажите, какие-либо бутылки в самом вестибюле или на улице бились?

О: Не было.

В: Точно? Вы уверены?

О: Бить бутылки мы не били. Стекла же не было. А то кровища…

В: Ясно. Скажите, а вот Вы до этого говорили, что Константинов наносил удар сверху вниз, Вы это подтверждаете?

О: Да.

В: Точно уверены?

О: 100 %.

В: Правой, левой рукой?

О: Не помню.

В: А Темников как-то защищался от этого удара?

О: Да, он тоже отталкивал.

В: Во время удара он защищался или стоял просто прямо, также сложив руки около головы, закрываясь?

О: Не, как терки [не разборчиво] обычно.

В: Он отталкивал, да?

О: Да.

В: И во время удара он тоже отталкивал?

О: Да.

В: Правильно я понимаю, что был толчок и удар ножом со стороны нападавшего в грудь?

О: Да.

В: А Вы видели, куда попал удар ножом?

О: Не, там уже все [не разборчиво], порезали когда, я уже сполз с лестницы…

В: Скажите, пожалуйста, а первый удар пришелся Вам ножом, или Вы видели, как первый удар наносится Темникову?

О: Сначала Темникова видел.

В: Сначала Темникова видели, да? После удара, что Темников сделал? Когда его, так скажем, ударили ножом, как Вы видели?

О: Ну что он сделал?

В: Вышел? Побежал? Упал?

О: Ну… они когда… лежа начал отталкивать… замахиваться [все плохо разбираемо], они уже выходили из этих дверей на улицу.

В: Так что? Был толчок, удар или удар и они уже выходили из дверей?

О: Удар, выходили, и толчок.

В: Удар, выходили и толчок, да? А кто кого толкнул? Константинов толкнул? Темников?

О: Нет, Темников.

В: Оттолкнул от себя, да? После удара?

О: Да. Наверное, хотел убежать.

В: Скажите, пожалуйста, Вы видели, что на лезвии осталась кровь?

О: Не помню… это уже без меня, наверное…

В: Нет, если Вы видели удар, Вы видели, что на лезвии осталась кровь?

О: Я не помню, что со мной было-то! Там, когда, всадили нож, чувствую, горячо по руке потекло [кажется так, не очень разборчиво]. Я зажал, скатился с лестницы, чтобы до смерти не запинали.

В: И поползли, да?

О: Да.

В: Или встали и пошли?

О: Сначала за угол, потом побежал на тот выход, начал орать там. Кровища кругом.

В: Скажите, пожалуйста, у Вас кровь долго не останавливалась? Долго шла из раны?

(знающие понимают, о чем речь)

О: Долго. [что-то, не ясно что, видимо, вена] перебита.

В: А медицинскую помощь быстро Вам оказали?

О: Мне показалось, быстро. Некоторое, там, время. Когда я вышел с метро, старик, говорю, у меня кровища, что делать? Он меня перетянул, говорит, подожди, сейчас скорая приедет. Приехала скорая, как приехала – не знаю.

В: Вам, наверное, вызвали скорую или ее останавливали?

О: Останавливали, наверное…

В: Останавливали на дороге? А какая скорая приехала? Сколько там было человек и кто оказывал Вам медицинскую помощь?

О: Человека три было, наверное, вместе с водителем.

В: А кто Вам медицинскую помощь оказывал? Женщина? Мужчина?

О: Женщина.

В: Женщина. Ясно. Скажите, пожалуйста, а Вы ей говорили, что-нибудь о нападении скинхедов?

О: Нет.

(!!! — это я о вранье уже другого человека).

В: А Вы знаете, кто такие скинхеды?

О: Да.

В: А кто это такие?

О: Нацисты.

В: Нацисты, да? То есть, Вы ничего не говорили про скинхедов?

О: Нет.

В: А скинхеды как-то специально одеты? Может быть, одеты в какую-то одежду особую?

О: Ну, одеты они обычно.

В: Так, скажите, пожалуйста, а если Вы говорите о нацистах, то на Вас напали не скинхеды или скинхеды, как Вы считали?

О: Скинхеды.

В: Скинхеды на Вас напали? Почему Вы сделали такой вывод?

О: Потому что дутая куртка, синие джинсы

В: А подтяжки там были?

О: А разве скинхеды подтяжки отдельно [не разборчиво]?

В: Подтяжки Вы видели?

О: Нет.

В: Только по одному признаку Вы сделали вывод что на Вас напали скинхеды?

О: Как [неразборчиво] я сделал такой вывод.

В: Они все были в дутых куртках и синих джинсах?

О: Нет.

В: Ну, чем они отличались друг от друга по одежде?

О: Куртками реально.

В: Цветом курток? Фасон один?

О: Ну, этот, который резал, в белом был.

В: Белый капюшон был?

О: В белой куртке.

В: А, в белой куртке.

О: В пятнах. Черных.

В: Черных?

О: Да. Как корова.

В: Понятно. А вот остальные? Тоже в таких же куртках были?

О: Я не помню.

В: Почему Вы сделали вывод, что это – нацисты?

О: Я б налысо не стал бриться и куртку б эту не напялил.

В: Понятно. Скажите, пожалуйста, а сколько им лет было? Константинову – понятно, а остальным?

О: От 20 до 30, наверное…

В: От 20 до 30, понятно…

О: От 20 до 25, скорее всего.

В: От 20 до 25. Тогда расскажите, пожалуйста, вот этот парень, он какого возраста был, который на Вас напал с ножом?

О: Ну… 22, примерно, как-то так…

В: 22?

О: Ну, я не утверждаю ничего, я просто так… говорю.

В: Так, понятно, а вот этот, второй, который Вас пинал ногами?

О: Ну, постарше, наверное, чуть-чуть.

В: Так сколько, по-Вашему?

О: 24, 23…

В: 24, 23… а вот эти двое, которые стояли, они какого возраста по-Вашему?

О: Ну, молодые тоже…

В: «Молодые» — это сколько по-Вашему?

О: от 20 до 25.

В: Сколько Константинову лет Вы даете?

О: Лет 25, наверное…

(Дане скоро 30, но это даже неважно. Важно, что врет).

В: 25?

О: 24-25.

В: Скажите, пожалуйста, свидетель, вот Вы про первый этап драки рассказывали, когда началась драка, и вы вдвоем с Темниковым были против одного человека, да? В самом начале было такое, да? Вот Вы говорили, что удары наносили?

О: Да.

В: То есть, Вы наносили тоже удары?

О: Да.

В: А куда Вы наносили удары и как?

О: Ну… в разные места… в голову…

В: В голову? Кулаком?

О: Да…

В: А Темников?

О: Ну… я тихонько, не сильно…

В: Не сильно? А что это за драка такая, когда кулаком бьют в голову не сильно?

О: Я вообще драки не люблю!

В: Я тоже не люблю, никто не любит. Мне интересно просто, Вы начинаете бить человека кулаком в лицо, и говорите, что не сильно?

О: Ну вот так вот…

В: «Вот так вот» — как? Почему не сильно? Вы почему вмешались вообще? Два человека между собой о чем-то разбираются, Вы вмешались. Вот почему вмешались?

О: Ну друг [не разборчиво]…

В: Так «друг» или «товарищ»? Вы то говорите «товарищ»…

О: Товарищ. А разница какая?

В: Понятно. Значит, Вы вмешались помочь другу или товарищу? А почему тогда били не сильно?

О: Я, думал, может, там отпустит и свалит…

В: А что значит «отпустит»? Он что? Вас двоих как-то один держал?

О: Не держал. Просто мы дрались немного. Я думал, передумает драться.

В: Так, а товарищ Ваш удары тоже наносил, там, в лицо?

О: Да, и получал…

В: И наносил, и получал… а товарищ Ваш, он же тоже достаточно большой? У него и 1,90 рост… и спортивный… и что? Вот вы вдвоем наносили человеку удары в лицо, у него что? Кровь текла? Какие-то подтеки были?

О: Я ничего не знал, ничего не разбивал.

В: А сколько примерно ударов кулаком в лицо нанес Темников, сколько примерно Вы нанесли?

О: В голову и в лицо – это две разные вещи.

В: Хорошо… тогда давайте конкретнее. В какие места головы и сколько ударов нанесли?

О: По макушке раз пять(?)… ну, шапка слетела…

В: А можете показать, чтобы понять, вот как удар по макушке шел так, чтобы шапка слетела? Я не могу себе представить. Вы как били: сверху, снизу?

О: Сверху.

В: Так? [видимо, показывает]

О: Да.

В: А Темников как удары наносил?

О: Не помню. Как в [не разборчиво] в драке…

В: А как шапка может слететь от удара сверху по макушке, можете объяснить? Как это произошло?

О: Может быть, она у него неплотно сидела.

В: Ну, вот, на человеке одета шапка. Вы его сверху бьете. Как она от такого удара может слететь? Как она слетела? Объясните?

О: Может она не от моего удара слетела…

В: Вы вот только что, в описании своих ударов говорили, что шапка слетела…

О: Ну, шапка слетела, может… ну… драка же была!

В: А Вы вот все время употребляете слово «терка» — это что значит?

О: Драка.

В: Да? А разве не разговор?

О: Нет.

В: То есть, «терка» — это драка?

О: Ну, это когда дерешься…

В: Подождите, вот есть момент выяснения отношений, когда люди разговаривают и ругаются, а есть драка. Так вот, «терка», «терка» — это все-таки что по-Вашему? Когда толкаются и выясняют отношения или драка?

О: Драка.

В: Драка. То есть, «терка» — это драка. А скажите, это у кого, в какой субкультуре принято так драку «теркой» называть? Откуда у Вас это слово в лексиконе?

О: Не знаю, просто… входящее(?) слово.

В: Входящее… а Вы, вообще, сами себя к каким-то субкультурам причисляете?

О: К панкам.

В: К панкам причисляете. А товарищ Ваш он к кому-то себя причислял?

О: Он – эта… металлист.

В: Металлист… а вот он одет был: берцы, армейская куртка, подтяжки… не пил, не курил, он, может быть, к какому-то движению [не разборчиво] себя причислял?

О: Нет. К металлу.

В: К металлу. А почему у него в одежде не было металла, что для металлистов характерно?

О: Крест перевернутый был.

(сюр какой-то)

В: Крест перевернутый? Сатанист что ли?

О: Нет.

В: А кто?

О: Просто понравился крест.

В: Ну, вот, при осмотре креста никакого перевернутого не было…

О: Значит, унесли.

В: Понятно. Так, скажите, а Вы… правильно ли я понял, что Вы из больницы утром ушли?

О: В этот же день вечером. Приехали и потом…

В: Сразу же ушли. Ушли домой, да? А Вам вообще в больнице помощь-то какую-то оказывали?

О: Так, замотали…

В: Замотали… а кровь брали?

О: Нет. Я сам отказался.

В: А почему Вы отказались?

О: Боюсь я иголок.

В: Боитесь иголок… понятно… а давно иголок боитесь? В связи с чем у Вас образовался такой страх?

О: Просто боюсь и все. Из-за этого в больницу не ложусь.

В: Понятно… а как, Вы же говорили, что у Вас из-за этого сейчас проблемы с рукой?

О: Да. Из-за этого в больницу не ложусь.

В: А как же, Вы ж говорили, что лечитесь?

О: Лечусь таблетками, массажем, растираниями.

(эшники растирают).

В: Понятно. Вы о том, что видели нож в руках человека, как Вы говорите Константинова, Вы оперативникам, следствию сразу рассказывали, или как?

О: Нет.

В: Почему?

О: Меня не спрашивали.

В: Не спрашивали? Но Вам задали вопрос, что происходило вообще? Вы им рассказывали?

О: Да.

В: Так. А про нож почему сразу не рассказывали?

О: Потом спросили – сказал.

В: А когда – «потом»?

О: Ну, не помню.

В: Ну, через неделю, через месяц?

О: Ну, тоже в кратчайшие сроки.

В: В кратчайшие сроки… а как Вы объясните, что нож с описанием у Вас только через полгода в протоколах появился?

О: Не знаю…

В: Не знаете, понятно… а Вы вот того, толстого, который начал конфликт и который, как Вы говорите, Константинов, Вы как его вообще описывали? Вы его описывали, как человека, который… изначально, Вы сразу говорили, что видели нападение и о том, что он драку начал? Вы рассказывали сразу оперативникам, следствию то, что Вы сейчас рассказываете, что Вы видели нож, видели нападение?

О: Говорил, но не сразу. Про нож был.

В: Говорили, но не сразу? А почему не сразу?

О: Ну, потому что не спрашивали

В: Подождите, Вам как ставили вообще вопрос? Вам ставили вопрос, рассказать, что вообще Вы знаете об убийстве?

О: Да, я говорил, дрались, вот…

В: А про ножи? Вот эти подробности, которые Вы нам сейчас сообщаете?

О: Я ж не дурак, я ж видел, что там.

В: Так вот об этом и речь! Вот это я и пытаюсь выяснить: если человек не дурак, ему задают вопрос «что Вы знаете об убийстве Вашего товарища», и он не о ножах, ни о чем не рассказывает. Почему так могло получиться?

Прокурор: Ваша честь, протоколы еще никакие не оглашались.

В: Хорошо, я перейду к другому вопросу. Насчет бритых наголо, стриженных… вот у человека, с которого шапка слетела, у него была щетина какая-то на голове?

О: Чуть-чуть.

В: Чуть-чуть была. То есть, он все-таки не налысо? То есть, как мой коллега спрашивал, лысина у него не светила? У него была чуть-чуть щетина на голове?

О: Чуть-чуть.

В: Так, а Вы после того, как это произошло, вот на следующий день Вас допросили, Вы потом в Москве остались?

О: Да.

В: Вы работали еще?

О: Да, я тут жил. Я денег получил.

В: Когда Вы получили деньги? Примерно? Месяц?

О: Ну, получил сразу и уехал.

В: Ну, это зимой еще было?

О: Да.

В: То есть, Вы зимой уехали? И с тех пор Вы постоянно живете у себя в Нижегородской области?

О: Да.

В: А помните, как и когда в марте Вы приезжали на следственные действия?

О: Я не помню.

В: А Вы же весной заняты были, у Вас же как раз весной дело было, у Вас там каждый день следственные действия шли! То есть каждый день Вас там допрашивали.

О: [не разборчиво]

В: А где-то между этими действиями, Вы ездили в Москву?

О: Не помню.

В: Не помните. Сколько приговоров в отношении Вас в настоящий момент вынесено?

О: Это имеет отношение к делу?

В: Имеет.

О: Какое же?

В: Вы здесь не задаете вопросы. Я задаю. Один, два или больше?

О: Я не буду на него отвечать.

Судья: Свидетель, сколько приговоров [не разборчиво]

О: Ну Вы прочитайте!

В: Мы прочитали. Ну, два точно есть, может, еще больше?

Судья: неразборчиво.

В: Понятно. Так, то есть, когда в марте очная стака прошла, Вы одним днем приехали, когда в следующий раз Вы приехали весной, Вы не помните?

О: Не помню.

В: А летом, когда Вы приехали?

О: Не помню.

В: А в Москве Вы вообще часто бываете?

О: Не помню.

 

Опубликовал автор
Ваши избранные записи icon-angle-right

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *