Правозащитный центр «РОД»

Мы защищаем русских!

Давайте просто будем там. Наталья Холмогорова о завершении процесса Даниила Константинова

Подходит к концу второй суд над Даниилом Константиновым.

Напомню, что в первый раз — редкий случай — суд не смог вынести ему приговор и отправил дело на доследование. Немудрено: судья столкнулась с очевидной невиновностью подсудимого, очевидной сфабрикованностью дела — и при этом явно политическим его характером, не позволившим судье просто, как положено, руководствоваться своей совестью и невиновного оправдать.

Столько уже всего произошло за эти три года, что, кажется, мы живем уже в другой стране. Прошли президентские выборы, и взошел на «престол» новый-старый президент. Прокатились и отгремели «болотные» митинги. Взлетел ракетой, рассыпался ярким фейерверком и погас «феномен Навального». Появились новые политзаключенные — и некоторые из них уже успели освободиться. Было принято немало новых законов, в основном, увы, ужесточительных, и возрождены дурные старые традиции охоты на ведьм и повальной борьбы с инакомыслящими. Потом начались украинские события, сильно изменившие и внешне-, и внутриполитическую ситуацию. Из людей, с которыми Данила сидел за одним столом или ходил на одни акции, одни стали героями, а другие оказались предателями…

Но ничего этого он уже не увидел.

Вот уже три года он вырван из жизни. Весь мир для него — экран телевизора и клочок неба, видимого из-за тюремной решетки.

Константинова обвиняют в убийстве человека, погибшего, когда Данила на другом конце Москвы, в кругу родных и друзей, праздновал день рождения своей матери.

Прокурор не может объяснить мотивов преступления. Не может объяснить, как и почему Данила якобы оказался на станции метро «Улица Академика Янгеля» на далекой окраине Москвы, где не жил, не работал, не бывал и друзей не имел. Не может объяснить, почему ни его машина, ни он сам не зафиксированы видеокамерами в этом районе. Не может объяснить, кто был с ним (известно, что нападавших было несколько). Не может ответить на вопрос, был ли вообще Данила на дне рождения матери, а если нет, то кто был там вместо него (присутствие там «шестого человека» зафиксировано документально). Не может объяснить, каким ножом Данила якобы зарезал неизвестного ему прохожего, откуда взялся этот нож и куда делся потом. Не может объяснить, как сугубо «гражданский» человек, не интересовавшийся оружием, не владевший ножевым боем, сумел совершить убийство одним профессиональным ударом в сердце. Не может объяснить, почему после драки, о которой рассказывают свидетели, на теле Константинова не было никаких следов, а экспертиза биологических следов на трупе и одежде убитого показала, что с Константиновым этот человек не соприкасался…

С одной стороны — никаких следов причастности к преступлению и доказанное алиби. С другой — некий «человек в штатском», который тогда, в декабре 2011 года, предлагал Даниле стать полицейским осведомителем, а в ответ на отказ пригрозил его «закатать на большой срок».

…Почти три года. За это время скончалась, не выдержав горя, старенькая бабушка Данилы. Его родители и жена ходят в суды, как на работу — и родителей уже не раз увозили оттуда на скорой.

Теперь я хочу поговорить о Путине.

В последнее время его по каким только поводам не треплют; однако сейчас это вполне уместно. Путин совершенно точно знает о деле Константинова. Ему несколько раз, разные люди и при разных случаях, об этом рассказывали, просили обратить внимание и позаботиться о том, чтобы явно невиновный не гнил в тюрьме.

Ходят слухи, что Владимир Владимирович — человек мстительный. Но здесь о мстительности речи быть не может: Данила Константинов его никак лично не обижал и не оскорблял. Слишком уж они, так сказать, в разных кругах вращались.
Видеть в Даниле какую-то опасность для государства? Какую же? В пестрой когорте оппозиционеров он был отнюдь не на первых ролях, в публичной политике делал первые шаги, проявить себя успел мало. Да, в этом кругу он выделялся — откровенно говоря, выделялся умом и порядочностью. При общении с ним чувствовалось, что это не жулик и не болтун-однодневка, а человек иной породы. Но что сказать о такой власти, которая жуликоватых и трусоватых оппозиционеров привечает, а в честных и порядочных видит для себя угрозу? Да и невозможно поверить, чтобы один человек, пусть и полный достоинств, но без особых средств и возможностей, был для кого-то настолько опасен…

Может быть, посадив Данилу, власть подала «сигнал» прочим — мол, не рыпайтесь, оппозиционируйте строго в дозволенных рамках, а то и с вами то же будет? Что ж, можно сказать, этот сигнал услышан. Увы, оппозиция наша в таком состоянии, что «кровавый режим» должен только радоваться, на нее глядя: никакие застенки и палачи не истребили бы этих бунтовщиков с таким сокрушительным успехом, как слили и утопили они себя сами. Никакой революции в России даже близко нет и в ближайшее время явно не будет. Цель достигнута — так, может, хватит уже мучить человека и его близких? Может, пора остановиться?

Если же это мелкая месть «человека в штатском» или его начальников, оскорбленных тем, что Данила отказался стать стукачом — что ж, и они достигли своей цели. Вы отомстили, господа. Вы разрушили жизнь большой семьи. Свели в могилу старую женщину. Жизнь еще двух женщин — матери и жены — превратили в бесконечную пытку. Может быть, уже хватит? Или вы не остановитесь, пока их всех не уморите?

Все члены большой семьи Константиновых, все друзья Данилы — а друзей у него много, и в самых разных сферах — все, кто следил за этой историей, теперь знают, что защиты у нашей полиции и справедливости в нашем суде искать бессмысленно. Почти точно знают — потому что приговор еще не вынесен, и остается надежда на чудо…

Я исхожу все-таки из того, что все мы люди. Даже те, кто служит в силовых структурах, или даже управляет государством. Они тоже люди. И после того, как получена практическая выгода, или осуществлена месть — даже они все-таки способны вспомнить о том, что и они не из нержавеющей стали сделаны, и с их близкими тоже может случиться беда, и в конце жизни их, как и всех нас, ждет смерть.

Я верю, что Вы, Владимир Владимирович, можете об этом вспомнить — и не творить ненужного зла.

Может быть, это безнадежный идеализм. Даже скорее всего. Но всегда остается надежда.

23-го и 24-го сентября в Чертановском суде пройдут прения. Начало — в 13.00. На 29 сентября назначено последнее слово Данилы.

Сейчас в суд уже почти никто, кроме родных, не ходит. Оно и понятно: тяжело по второму разу слушать одно и то же — и невыносимо тяжело чувствовать, что присутствуешь при том, как человека хоронят заживо. :(

Но на прениях, на последнем слове, на приговоре — мы все должны быть.

Давайте забудем на короткое время о всяких животрепещущих вопросах и разногласиях.

Данила — наш товарищ. И в эти тяжелые, роковые часы и дни ему очень нужна наша поддержка. Просто увидеть нас. Просто знать, что мы его не забыли и от него не отреклись.

Давайте отложим другие дела, при необходимости возьмем отгулы — и просто все будем там.

Русские на войне своих не бросают. А это — тоже война.

 

Наталья Холмогорова, глава Русского общественного движения

Опубликовал автор
Ваши избранные записи icon-angle-right

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *