Правозащитный центр «РОД»

Мы защищаем русских!

Дело Заглядновых: свидетель рассказал, что от напавшего на семью армянина пахло алкоголем (сводный текст трансляции)

#Самооборона #Заглядновы

Здравствуйте! Мы начинаем трансляцию из Кузьминского районного суда Москвы.
Сегодня здесь продолжается судебное заседание по делу отца и сына Заглядновых (Владимира и Антона). Мы уже писали об этом резонансном деле о самообороне.

Если вкратце: Владимир и Антон Заглядновы из Москвы, район Жулебино. Возле кафе «Старый Замок» Р. Оганисян приставал к жене Антона, Маше, в присутствии ее мужа и друзей. Получив от молодой женщины отказ, он столкнул ее с ног. На замечание среагировал агрессивно…Сначала Р. Оганисян стал драться, пользуясь поддержкой своего знакомого, свидетеля Соломина (он удерживал Антона Загляднова). Потом Ромео Оганисян ушел и вернулся уже вместе со своим братом Бегларом. Они размахивали прнесенными с собой битами и избивали тех из компании Заглядновых, кто им подвернулся. Досталось от них битой даже Соломину, как бы товарищу Ромео… Пришедший на помощь отец Антона отобрал биту у Беглара, который повалил Антона и сверху наносил удары. Владимир Загляднов, вероятно, в целях самообороны ударил Беглара. Братья Оганисян ушли с места происшествия пешком. Заглядновы и их друзья Васины вызвали полицию и дождались их приезда. Были ими поданы заявления о нападении на них и избиении.

Травмы, полученные от побоев, были должным образом зафиксированы. Однако заявлениям их не дали ход: сначала тянули, потом прислали отказ в возбуждении уголовного дела. Дело в том, что братья Оганисян были задержаны полицией той же ночью. Один из них, Беглар, был почему-то на машине ППС доставлен на «скорую». Потом Беглар попадает в больницу, впадает в кому, через некоторое время умирает.

Кто виноват? Следователи решили, что Заглядновы. Мало того, что Беглара мог кто-то побить ночью, пока он блуждал по Москве. Следствие решило, что это не была самооборона. Обвиняются Заглядновы в предумышленном нанесении тяжких телесных, повлекших смерть потерпевшего.

Сейчас идет допрос свидетельницы Ксении Васиной. Она рассказывает о том, как возник конфликт, как наносились побои. Сначала Р. Оганисян «уронил» Машу Загляднову. Когда его попросили извиниться, ударил сперва Ивана Васина в лицо, потом ударил в лицо Антона. Ромео, ударив Ивана, свалил и его, и Ксению (они стояли в обнимку). Потом Ромео бил сверху (Ксения закрывала своим телом мужа). Приятель Ромео, свидетель Соломин, удерживал на земле Антона. Ксения подробности не видела, лежала к ним спиной. Потом Ксения увидела, как Антон Загляднов с Машей стояли рядом с машиной Скорой. Антону оказали медицинскую помощь.

Увидев одиноко стоящего Соломина, его стали спрашивать о том, кто с ним был. Это было нужно, чтобы подать заявление. Потом Ксения увидела, как двое с битами (братья Оганисян) бегут к Антону З., Ивану В. и еще одному мужчине Они стали хаотично наносить удары. Подбежав к Ксении, нападавший намеревался ударить ее по голове. Она успела загородиться рукой: удар пришелся по руке. Когда пришли Владимир (отец Антона) и Ярослав (младший сын), Ксения не видела. После удара она подошла к машине и присела. Подъехал их знакомый, Александр Земсков. Ксения видела, как Оганисян извинялись за своё поведение, потом ушли. Дождались полицию. Антон поехал с полицейскими в ОВД для написания заявления. Иван и Ксения Васины, когда ехали в такси, получили звонок от Антона. Тот сообщил, что Васиным нужно тоже приехать в ОВД. По этой причине Васины вышли, и на другой машине доехали до отделения полиции. Там потом они видели одного из двоих нападавших. Его доставила полиция.

Вопрос: Вы провоцировали конфликт, оскорбляли? Ответ: нет, мы этого парня просто не замечали до нападения. В. Вы заметили, мужчина возле кафе был под воздействием алкоголя или наркотиков? О. От него пахло алкоголем. Наркотическое опьянение я не умею определять. В. Кто-нибудь из вашей группы возле кафе наносил этому мужчине удары? О. Нет, никто удары не наносил. В. Кого либо из тех лиц возле кафе или иных следователь предъявлял Вам для опознания? Ответ: нет, не предъявляли. Фото никаких не показывали. В. Сколько прошло времени до появления людей с битами? О. От пяти до десяти минут. В. Вы можете описать биты? О. Они были длинные. Опознать их не смогу. В. Когда Вы видели А. и В. Заглядновых, у них в руках были какие-то предметы? О. Нет. В. Какие удары были по силе? Чтобы запугать или нанести серьезные повреждения? О. Я получила удар. Он был очень сильным, наносился с размаху. Все удары были такими. В. В ходе извинений мужчины пожимали Заглядновым руки, или предпринимали какие-то другие жесты? О. Не могу сказать. В. Куда потом ушли эти парни? О. Они, кажется, пошли по улице назад, в сторону кафе. В. Как они ушли? Хромали, висели друг на друге? О. Они ушли шагом, не хромали, не поддерживали друг друга. В. Какие повреждения были у Вас? О. Были многочисленные синяки на теле. В. Вы видели парня в отделении полиции. В каком он был состоянии? О. Он был возбужден, извинялся. В. Какими словами? О. «Извините, простите. Мы прибежали, чтобы вас добить». В. Загляднов А. и Загляднов В. двигались на встречу к бегущим с битами? О. Нет, они и мой муж стояли на месте. В. Вы видели посторонних людей на улице во время происшествия? О. Я никого не заметила. В. Проводили ли с Вами очные ставки и с кем? О. Да. С Ромео Оганисяном и с Соломиным. В. Вы как узнали их фамилии, видели их документы? О. Фамилии назвал следователь. Документы не показывали. В. Как вел себя Р. Оганисян во время очной ставки? О. Он вел себя развязно, улыбался, делал обидные замечания в адрес моего супруга. В. Какие были замечания? Их занесли в протокол. О. По поводу его образования. В протокол замечания не занесли. Ромео Оганисян на очной ставке отвечал на вопросы только следователя и своего адвоката. На некоторые вопросы он не мог, отвечал адвокат. В. Ответы адвоката Оганисяна заносили в протокол? О. Я не знаю. В. Ваш адвокат присутствовал на очной ставке? О. Да. В. Вы делали замечания тем, чем были недовольны? О. Я делала устные замечания. В письменной форме не подавала. В. Показания адвоката от имени Оганисяна были внесены в протокол? О. Да. Ксения: мои показания были скопированы тогда из прежних, «из окна в окно». Следователь сказал, что если есть дополнения, то внесет. Свидетель Ксения Васина уходит.

Сейчас даёт показания фельдшер Григорий Логинов. С подсудимыми не знаком. Логинов получил вызов около двух ночи. На улице им передали избитого Оганисяна. Рядом были полицейские и его брат. На подъезде к 68 ГКБ Оганисян впал в кому, и его доставили в отделение реанимации. Когда фельдшер увидел Оганисяна, он находился в состоянии средней тяжести. Передвигался при помощи полицейских. Обильного кровотечения у Оганисяна не было, но одежда была сильно перепачкана в крови. Вызав был уличный, но они увидели машину полиции у подстанции (а вызов был по другому адресу). Полицейские находились рядом с центральным входом. Они подтвердили, что вызов на тот адрес был от них. Потерпевшего оба полицейские вели под руки, потом его уложили в машину Скорой Помощи. В. Были ли у него обработанные повреждения, бинты? О. Нет. В. Сотрудники полиции называли ли его фамилию? О. Не помню. В. Откуда Вы знаете, что они братья? О. Со слов. Это сказал и больной, и его брат. Больной назвал свою фамилию. В. Отвечал он внятно? О. Да. Больной отказывался от медицинской помощи, не считал свое состояние серьезным. Запах алкоголя был, по анализу крови — опьянение. В здание больницы Оганисяна внесли на носилках. Он был уже в коме. В. Были ли признаки сахарной комы? О. Нет. Это была посттравматическая кома.Применяли реланиум, противосудорожные препараты, обезболивающие. Больной ничего не сказал о причинах своего состояния. Где в это время находился брат, фельдшер не знает. Больного передали врачу «под роспись». Бригада получила вызов, возвращаясь на свою подстанцию с вызова. Машина полиции уже находилась на террититориальной подстанции «скорой», за шлагбаумом. Когда ехали, машину полиции они не видели. Владимир Загляднов уточняет у фельдшера подробности. Владимир: получается, что вызов был получен в то время, когда полиция уже ждала на подстанции? О. Путь лежал на вызов через подстанцию. Если бы полицейские не махали руками, «скорая» проехала бы мимо них.

Принесли копию (?) карты вызова. Спрашивают, чья подпись, брата или больного? Ответ: думаю, что больного. Фельдшер зачитывает жалобы по тексту. Анамнез.Травму получил в результате от драки, от неизвестных лиц на улице. На учете не состоит. Хронических заболеваний нет. Все это — со слов больного. В карте место — 01. Это означает «улица». Территория подстанции относится к улице. Состояние — средней тяжести. Травмы: ссадина на лице, ушибленная травма затылочно-теменной области.
Защита просит травмированную область показать на рисунке. Прокурор возражает. В. Как выглядела эта рана? О. Три на 0,5 см. одна рана. Адвокат просит отметить на рисунке черепа. Прокурор возражает, но судья разрешает. Свидетель отмечает рану на правой стороне. Уточняет письменно по требованию прокурора: примерное расположение раны согласно карте вызова (справа). Еще свидетель говорит, что на руках у пациента были незначительные травмы (царапины). Их в карте не отметили. В. Почему вы не указали фамилии сотр. полиции, которые доставили больного? О. Не помню, м.б. поспешил. В. Предъявляли ли полицейские удостоверения? О. Не помню. Они были в форме… В. Были ли у больного ценные вещи? О. Да. Была цепочка (какой металл не помнит) и ключ от автомобиля. В карте указана ул. Авиаконструктора Миля, а не адрес реальный (подстанция). Адрес был внесен тот, который поступил при вызове на навигатор. Документов при себе у пациента не было.

Адвокат хочет предъявить три фото для опознания, чтобы свидетель опознал в суде Оганисяна Беглара. Судья: Вы сможете опознать больного? О. Затрудняюсь, но постараюсь. Прокурор возражает: она хочет, чтобы показывали фото только Оганисяна, без статистов. Показывают все три фото. О. (Смотрит на представленные фото). Верхний левый больной, а верхний правый — брат.

Коллега Логинова, свидетель Мужикова, явиться не может (занята и 28-го уходит в отпуск). Ее прокурор «снимает», вызывать больше не будут.

Полицейский Кондратьев входит. Свидетель Кондратьев Константин Анатольевич, полицейский (ППС). Работали ночью с Поташовым Борисом. Получили вызов о массовой драке на ул. Авиаконструктора Миля д. 3. Приехали и встретили 2 кавказцев (адрес не помнит, где их нашли). Один был невменяем, плохо говорил. Сильно шла кровь из головы. Говорит, что они забинтовали сами кавказцу голову. Сравнить: фельдшер только что говорил, что раны Оганисяна не были обработаны, кровотечения сильного не было, бинтов не было. Говорил нормально. Еще Кондратьев говорит, что «весь в крови и сильно побитый», с «опухшей рукой» сидел на бордюре, а его брат рядом с ним — на корточках. И этот второй кричал «помогите-помогите», по словам полицейского.
Старшим экипажа был Борис Поташов, (сержант?). Из спецсредств у дежурных были наручники и резиновая палка. Также у них было табельное оружие. Сообщение о драке получили от дежурного. Кто вызывал полицию — точно не знает. Встретили они кавказцев на расстоянии от магазина «Пятерочка» метров 50-60, а от кафе «Старый Замок» — метров 300. Полицейский описывает их внешность. Когда услышал фамилию, подумал, что они, скорее всего, армяне… В. Проверяли ли их документы? О. Кажется, у кого-то были документы… В. Как вы бинтовали, уточните? О. Ну я пытался наматывать бинт, а он соскальзывал и быстро краснел… В. Так Вы делали «шапочку» или промакивали бинтом голову? Ответ. Заматывал бинтом, хотел остановить кровь. В. Как он предстал перед врачами? О. При помощи брата он пересел в машину «скорой» и лег на кушетку. В. Второй парень давал пояснения врачам «скорой» ? О. Нет. Полицейский: «брат хотел поехать с пострадавшим, но у нас спросил: «а как надо»? Мы сказали, что надо в отдел. Он и поехал с нами в отдел». Свидетель-полицейский: этот второй «тоже был оглаушенный какой-то». По поводу причин драки говорит, что помнит, что кто-то кого-то толкнул. В. Встречались ли с этим вторым парнем после 8 декабря? О. Не помню. В. Разговаривал ли при Вас в отделении этот парень с кем-либо? О. Не помню. В. Были ли при парнях сумки, барсетки, вещи? О. Не помню.В. Говорил ли кто-то из них, что рядом их автомобиль? О. Не помню. В. Вы наносили этим парням удары? О. Конечно нет! Вы что, издеваетесь? (Смеется). В. До сегодняшнего заседания Вас вызывали по делу Заглядновых? О. Звонили неделю назад. В. А до этого? О. Нет. Говорится, что раньше ему слали повестки по адресу старого места службы (оттуда он уволился). Поэтому старые повестки ему не приходили.

Защита хочет показать свидетелю схему из уголовного дела, чтобы он показал место обнаружения братьев Оганисян. Свидетель указывает место, ставя крестик на схеме из уголовного дела. Пишет пояснение, по просьбе судьи. Показывает, как ехала полицейская машина. Началась путаница. На схеме магазин «Шторы», а полицейский решил, что это «школа»… судья зачеркивает крестик. Выходит, что на схеме место, где полицейские нашли кавказцев, указать нельзя. Школы на схеме нет, это другое место.
Открывают и предъявляют фототаблицу из дела (их несколько), В. Загляднов выбирает нужную). Там ли забрали братьев Оганисян? Полицейский: да, мы забирали неподалеку от школы. На фото это место. Это придворовая территория, бордюрный камень.

Плюс-минус 10 метров. Адвокат просит на картинке показать место, где у потерпевшего была рана. Полицейский: вся голова была в крови, а рана где-то на затылке.Где точно — показать не может. В. Фельдшер Логинов говорит, что никаких бинтов не было. Что ответите на это? О. Я же не врач, и делать бинтом «шапочку» не умею. Может бинты упали, а может они сами их выбросилиВ. Фельдшер Логинов сегодня заявил, что сильного кровотечения у пострадавшего не было. Могли бы Вы перепутать этого пострадавшего с другим? О. Нет.

Адвокат хочет, чтобы свидетель опознал пострадавшего по фото среди статистов. Прокурор рассматривает фото, говорит, что «защита искажает». Полицейский смотрит фото и говорит: «это какие-то фотороботы, а не фотографии. Я по ним никого опознать не смогу».

В. В ваши инструкции входит перемещение пострадавшего самостоятельно, не дожидаясь бригады скорой помощи? О. Затрудняюсь. Он передвигался…Судья Суздаль подсказывает, хочет скорее окончить допрос свидетеля: «Поступали на свой страх и риск, хотели сделать хорошо».

Кондратьев уходит. Зовут свидетеля полицейского Лампашина Евгения, но где-то отвечают, что этот свидетель в суд не явился. Проясняют ситуацию.Руководитель Ломпашина пояснил судье, что он придет завтра. Сейчас у него «семейные проблемы». Судья хочет допросить завтра свидетеля-нейрохирурга, который проводил операцию Б. Оганисяна. Также будут допрошены полицейские…

Объявляется перерыв до завтра, 14 февраля. Секретарь выражает недовольство съемочной группе 5 канала. «Нельзя снимать в коридоре»! Ставит их в недоумение своим запретом.

Завтра заседание начнется в 13:00.В январе Владимиру Загляднову исполнилось 50 лет. Сегодня его поздравляли.

На этом мы заканчиваем нашу трансляцию из Кузьминского районного суда г. Москвы. Продолжим завтра. Спасибо всем!

Опубликовал автор
Ваши избранные записи icon-angle-right

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *