Мать девочки, убитой няней-исламисткой Бобокуловой, требует перепроверки психиатрической экспертизы

Мать 4-летней Насти Мещеряковой, убитой узбекской исламисткой Гюлчехрой Бобокуловой, обратилась в прокуратуру, чтобы выяснить, где находится убийца ее дочери. Об этом Екатерина Мещерякова рассказала РБК. Мать опасается, что Бобокулову передадут в Узбекистан согласно Конвенции о переда​че лиц, страдающих психическими расстройствами. Там она может выйти на свободу, после чего вернется в Россию.
Мещерякова  кроме того просит прокуратуру проверить заключение экспертов центра им. Сербского, согласно которому няня-убийца была признана невменяемой. Она указывает, что женщина осознавала свои действия в момент преступления. Кроме того, Екатерина Мещерякова просит прокуратуру обратиться с представлением о пересмотре решения суда.
Напомним, что 24 ноября Хорошевский суд Москвы признал Бобокулову невменяемой и отправил ее на принудительное лечение.  Также суд освободил мигрантку от выплаты 6,5-милионной компенсации пострадавшей семье и владельцу квартиры, которую та сожгла.
«Мне отказано в праве получать информацию о Бобокуловой, об исполнении приговора, при этом Бобокулову могут отправить на родину для прохождения лечения. Моя семья не сможет чувствовать себя в безопасности, если Бобокулова может однажды, приехав из Узбекистана в Москву, встретить меня или моего ребенка у подъезда, так как в ходе следствия она давала показания о том, что у нее были намерения убить всю семью», — говорится в обращении Мещеряковой.
Она отмечает, что считает освобождение Бобокуловой от уголовной ответственности незаконным и несправедливым.

Издание цитирует постановлении суда, согласно которому в январе 2016 года Бобокулова начала слышать голос Аллаха, который говорил ей, «чтобы она перестала любить девочку и убила ее». «Голос разговаривал с ней на таджикском языке, голос был мужской, все время один и тот же. Голос говорил, чтобы она писала в «Одноклассниках», что мужчины мусульмане должны носить бороду, а женщины хиджаб, пять раз в день читать намаз, а также через сеть призывала к убийству президентов Таджикистана и Узбекистана, так как в этих странах запрещают читать намаз».

«По дороге [к метро] она разговаривала только с Аллахом, следовала его голосу, который говорил ей, что она должна сдаться сотрудникам полиции и показать голову людям. Она должна была сказать, что это месть Путину за сирийских, палестинских и иракских детей, а также она должна была объяснить Рамзану Кадырову, что люди, воюющие в Сирии, свои мусульмане и с ними надо мирно решать все вопросы». Такуюверсию Бобокулова изложила следствию.  В показаниях отмечается, что няня хотела выполнить все требования полицейских, чтобы ее не убили. В противном случае «голос Аллаха говорил ей, что если ее убьют, то через минуту начнется конец света».

22 ноября Мещерякова попросила Хорошевский суд, чтобы ей сообщали, куда будет направлена Бобокулова. 9 января ей пришел ответ, что в удовлетворении ходатайства ей отказано. УПК предусматривает, что потерпевшие могут знать о том, в каком исправительном учреждении находится осужденный, однако на психиатрические стационары эта норма не распространяется. Ответ подписан судьей Викторией Котеневой.

Екатерина Мещерякова рассказала РБК,  что Бобокулова прожила вместе с их семьей около двух лет. За все это время у нее не было приступов, она не принимала лекарства и вела себя адекватно. Потерпевшая усомнилась в подлинности медицинских документов, которые СКР получил из Узбекистана, согласно которым няня страдала шизофренией.

По словам матери убитой девочки,  за год до убийства Бобокулова познакомилась с гражданином Таджикистана, который позднее стал ее вторым мужем. После этого она начала молиться. Как следует из постановления суда, именно ее второму мужу Джураколову «Аллах просил рассказать об убийстве девочки».

Мещерякова также отметила, что Бобокулова сильно изменилась после того, как в декабре 2015 года — январе 2016 года създила на родину, чтобы поменять паспорт. Вернувшись, няня стала активно переписываться с кем-то в социальной сети «Одноклассники». Также она стала следить за новостями о военных действиях на Ближнем Востоке и спрашивала у Мещеряковой про террористическую группировку «Аль-Каида». В квартире была установлена камера видеонаблюдения, которая была направлена на комнату, где произошло убийство. Однако, как рассказали ей следователи, записи за этот день по неизвестной причине не сохранились. После ареста Бобокуловой Мещерякова стала получать угрозы от неизвестных людей в социальных сетях.

Опубликовал автор
Ваши избранные записи icon-angle-right

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *