Правозащитный центр «РОД»

Мы защищаем русских!

Прения по делу Даниила Константинова. Выступление авоката Д.Зацепина (интернет-трансляция, сводный текст)

Здравствуйте! Мы начинаем нашу трансляцию из Чертановского районного суда г. Москвы.

Сегодня здесь начнутся прения сторон в связи с судебным процессом по делу политзаключенного Даниила Константинова. Внимание! Заседание перенесено в более просторный зал, номер 306 (третий этаж).

В здании суда — дополнительные полицейские для «усиления». Посетителей и прессы больше, чем обычно. Всех впустили в зал. Ждем привода конвоем Д. Константинова. В зал ввели Д. Константинова. Его встречают аплодисментами. Корреспонденты фотографируют. Отрадно, что, наконец, разрешили собраться в просторном зале. Достаточно воздуха, отсутствует давка…

Начинаются судебные прения. Адвокат В. Шкред заявил ходатайство о проведении видеосъемки. С завтрашнего дня снимать прения судья Черникова разрешает. Первым выступает гособвинитель Толстых. Читает скучный и предсказуемый текст о том, что вина Д. Константинова якобы доказана.

В зале появляется лохматая овчарка в сопровождении кинолога. Она улеглась, загородив телом вход в зал суда.

Гособвинитель читает по бумажке о том, как свидетель вор-рецидивист А. Софронов «с уверенностью дважды (!) опознал» Даниила Константинова. Свидетель А. Софронов (вор-рецидивист) на этом судебном процессе, — основное и практически единственное орудие стороны обвинения.

Бывший директор ресторана «Дайкон» свидетель Мареева, например, нужна была только для «опровержения алиби» рассказом о новогодней мишуре… Обвинение не утверждает, что свидетели по алиби не находились в ресторане «Дайкон» 3 декабря 2011 г. При этом считает, что подсудимый был а на Янгеля.

Гособвинитель Толстых: «Поводов для оговора подсудимого со стороны Свидетель А. Софронова не установлено. Софронов давал непротиворечивые показания». Гособвинитель Толстых заявил, что тот факт, что А. Софронов продолжал давать показ. против Даниила, будучи на зоне, подтверждает его искренность. Гособвинитель Толстых считает вину Константинова доказанной и просит приговорить к 10-ти годам заключения с отбыванием в колонии строгого режима

Константинов — гособвинителю Толстых: «Постыдились бы!»

По просьбе стороны защиты объявлен перерыв на 5 минут. Мы и Даниил по-прежнему в зале. По залу начинается хождение репортеров с видеокамерами. Девушка из «Лайфньюз» берет интервью у подсудимого Д. Константинова.
Дополнительно о речи гособвинителя Толстых: он считает заявление Д. Константинова о политическом преследовании «голословным».

Перерыв окончен. Корреспондентов с камерами удалили.

Начинается выступление адвоката Д. Зацепина. Он говорит о содержании своей речи.

Анализ событий в районе станции метро «Улица им. академика Янгеля» дадут коллеги адвоката Д. Зацепина. Адвокат Д. Зацепин будет говорить об алиби Д. Константинова и его преследовании именно по политическим мотивам.

Адвокат Д. Зацепин зачитывает определение понятия «алиби». Д. Константинов был в удаленном от места преступления месте, участия в нем принять не мог. «Из паспорта Г. Константиновой (мать подсудимого, Свидетель по алиби) следует, что у нее День Рождения 3 декабря», — говорит адвокат Д. Зацепин. Согласно показаниям свидетелей алиби, в семье есть традиция отмечать День Рождения Г.А. Константиновой, собираясь в ресторане. В ресторане «Дайкон» отмечали семейный праздник впервые. Также свидетели говорили, что раньше этот ресторан не посещали.

Адвокат Д. Зацепин рассказывает о том, как отец, И. Константинов, заказал столик, позвонив из дома по телефону в «Дайкон». Этот звонок подтвержден и детализацией, и записью в тетради заказа столиков из ресторана «Дайкон» (вещдоком). Адвокат Д. Зацепин рассказывает о продаже пароварки Д. Константинову и М. Ионовой (его жене) в 18:00 в магазине М-Видео (покупалась в подарок). Покупку пароварки в 18:00 3 дек. «девушкой в сопровождении мужчины» подтвердила Свидетель-кассир на судебном заседании.

Адвокат Д. Зацепин подчеркивает, что на кассира следствием было оказано «беспрецедентное давление». Кассир в зале суда постоянно плакала. О причине слез она сказало, что «хотела бы все забыть» о том, что случилось 3 декабря 2011 г. Выяснилось с ее слов, что следователь ее ввел в заблуждение. По словам кассира, допросивший ее след. (Алтынников) сказал ей о том, что чек был найден рядом с трупом. Она боялась, что ее в чем-то обвинят

Константиновы приехали на одной машине в ресторан Дайкон 3 декабря примерно в 19:00. Там ждали друзья, свидетели алиби С. и М.Ольденбург-Свинцовы.

Адвокат Д. Зацепин долго перечисляет данные из детализаций телефонных соединений свидетелей с привязкой к базовым станциям г. Москвы, с азимутами. Адвокат Д. Зацепин: вечером телефонных соединений с телефона Д. Константинова из р-на места совершения преступления нет. Адвокат Д. Зацепин: полезную информацию можно было бы получить, изучив интернет-соединения с Д. Константинова (они были после 20:00 из ресторана). Следствие «не заинтересовали» интернет-соединения Д. Константинова. Суд не сразу дал согласие на запрос по интернет-соединениям сотовому оператору. В результате сотовый оператор не смог дать информацию с привязкой к местности об интернет-соединениях Константинова (из-за срока давности).

Адвокат Д. Зацепин говорит о фотографиях из ресторана Дайкон как о доказательстве невиновности Д. Константинова. Поскольку дата владелицей фотоаппарата, мамой Д. Константинова, не устанавливалась, то по умолчанию при включении аппарата устанавливается 2007 г. Датировку фото из Дайкона (3 декабря 2011 г.) можно установить, приняв во внимание фото, которые их «окружают» на карте памяти.

Кроме того, одежда Д. Константинова и М. Ионовой, в которой они запечатлены на фото, была изъята и изучена адвокатом Д. Зацепиным. Адвокат Д. Зацепин установил, что одежда, в которой были Даниил и Марина в Дайконе, куплена в интернет-магазине в 2011 г. (но никак не в 2007).

Следствие опровергало алиби при помощи показаний свидетеля Мареевой о том, будто бы зал до 3 декабря был украшен новогодней мишурой. Будто бы новогодняя мишура непременно должна была попасть в кадр, когда Константиновы и Ольденбург-Свинцовы фотографировались в Дайконе. Во время I судебного процесса свидетель Мареева была уличена в том, что покупала новогодние украшения 3 декабря 2011 г. (согласно тетради расходов). Поскольку интерьер (по показаниям свидетелей) украшают обычно после закрытия ресторана ночью, то купленная Мареевой мишура не могла быть повешена 3 декабря. Чтобы как-то выкрутиться, свидетелем Мареевой была озвучена версия постепенного украшения интерьера: сперва старой мишурой, потом — новой. Адвокат Д. Зацепин иронизирует: в советской армии, например, можно было бы сдвигать столы и украшать люстры мишурой хоть каждый день. Но коммерческое предприятие, ресторан «Дайкон», работает по другим принципам.

Адвокат Д. Зацепин анализирует бумажку из дела, которая называется «светокопия ленты» из ресторана «Дайкон». Дело в том, что оригинал ленты, который добыло следствие, пропал вместе с рядом других вещдоков где-то между I-м и II-м судебными процессами. Адвокат Д. Зацепин считает, что эта ксерокопия ленты на листе формата А4 не имеет признаков допустимого доказательства. В ленте (которую следствие называло сначала кассовой, потом — из аппарата Р-Кипер) перечислена часть блюд, которые заказывали Константиновы. Как из этого обстоятельства (лента) следует то, что Д. Константинов не находился 3 дек. 2011 г. в ресторане Дайкон, обычным людям не понятно.

К сожалению, я не успеваю подробно конспектировать речь адвоката Д. Зацепина. За подробностями адресую к аудиозаписи (будет выложена позднее).

Сейчас адвокат Д. Зацепин перешел к сравнению характеристик подсудимого Д. Константинова и основного свидетель обвинения А. Софронова (отбывавший наказание вор-рецидивист).

Если вора-рецидивиста А. Софронова с места жительства характеризовали «удовлетворительно», то многочисленные характеристики Д. Константинова сугубо положительные. Например, кроме положительных характеристик от известных людей, работающих в «политическом поле», присутствует важная характеристика друга детства Р. Мосафира. Свидетель Рустам Мосафир в молодости был «готом», и у Д. Константинова его принадлежность к субкультуре (постпанк) не вызывала ярости и агрессии.

Напомним, что обвинение раньше было построено на мотиве якобы имеющей место быть ненависти у подсудимого к «субкультуре панки». Потом оказалось, что убитый потерпевший А. Темников внешне выглядел не как панк, а как лицо, принадлежащее к «правой» молодежи. По версии обвинения, драка началась с нападения на А. Темникова. Поскольку он явно не панк, то мотив убийства из обвинения просто испарился.

В следственную группу официально включают сотрудников ГУПЭ МВД и ФСБ. Свидетелю А. Софронову (вору-рецидивисту) дают госзащиту. Это весьма странно, поскольку расследуется не деятельность банды, а простое убийство по типу «вместе сидели-выпивали-один другого ударил ножом». Свидетель А. Софронов, находясь под госзащитой и участвуя в следственных мероприятиях, умудрился совершить около 10-ти краж со взломом. На вопрос на суде, не мешала ли ему госзащита воровать или наоборот, она «стояла на стреме», — Софронов ответил, что он «справлялся сам». Сейчас с Софронова госзащиту сняли, т.к. государство охраняет свидетеля по делу в условиях исправительной колонии. Он осужден за серию краж.

В заключении речи адвокат Д. Зацепин заявил, что он не сомневается в том, что Д. Константинова преследуют по политическим мотивам. В подтверждение своих слов он, в частности, сослался на тот факт, что правозащитные организации присвоили Константинову статус политзаключенного.

Из правозащитных организаций адвокатом Д. Зацепиным были названы такие известные, как «Мемориал» и «Союз солидарности с политзаключенными».

Адвокат Д. Зацепин свою речь в письменном виде передает судье Ю. Черниковой. Посетителям речь очень понравилось, звучат бодрые аплодисменты. Адвокат Д. Зацепин считает, что обвинительный приговор его подзащитного был бы трагедией не только для Даниила, но и для всей судебной системы России.

Судья Ю. Черникова предложила сейчас выступить адвокату В. Шкреду. Адвокат В. Шкред просит объявить перерыв. Судья объявляет перерыв до завтра. Сперва из зала выводят Д. Константинова. Он бодр, улыбается. Благодарит неравнодушных граждан за поддержку. Звучат аплодисменты…

Прения будут продолжены 24 сентября в 13:00 Зал теперь другой, номер 3 Завтра выступят адвокаты Д. Динзе и В. Шкред. 29 сентября — последнее слово.

Постепенно все, собравшиеся на судебный процесс, расходятся. Адвокат Д. Зацепин дает интервью для прессы. Слушателям его речь очень понравилась

Скорее всего, текст речи адвоката Д. Зацепина мы вскоре увидим опубликованным в Интернете (например, на сайте АПН).

Завтра мы продолжим нашу трансляцию с прений сторон в Чертановском районном суде г. Москвы. На сегодня — все. Спасибо всем!

Опубликовал автор
Ваши избранные записи icon-angle-right

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *