Правозащитный центр «РОД»

Мы защищаем русских!

XVII гуманитарная миссия РОД. Луганск и Стаханов

Сейчас интернет есть (но ненадолго — в кафе), но уже нет сил писать.

Просто кратко опишу, что сделали.

Вчера: побывали в Новосветловке у незрячей бабушки Раисы Лихитченко (о ней я писала уже не раз), передали матпомощь, обсудили с ней и с опекающей ее соседкой-врачом возможность обследования и лечения в Москве.

В Луганске зашли к лежачей бабушке Александре Максимовне, презентовали ей средство против пролежней. Лекарства еще для нескольких больных по индивидуальным заказам отдали нашему доброму другу Валентине Величко, которая занимается там волонтерством — она им раздаст.

Сегодня прошли по 7 адресам индивидуальной помощи в Стаханове. 4 многодетные семьи (4 и 5 детей), мать-одиночка с новорожденной дочкой, чета престарелых и больных пенсионеров, дедушка и бабушка с внуком-инвалидом (ДЦП). Вручали продуктовые наборы, детям — подарки и лекарства от актуальных в этот сезон простуды и гриппа, а также лекарства по индивидуальным просьбам. Индивидуальные просьбы по вещам постараемся выполнить в оставшиеся дни. Также постараемся посетить адреса, которые не успели сегодня.
А завтра, начиная с самого утра — массовая раздача подарков в Стаханове и не только.

Еще раз спасибо всем, кто помогает нам помогать Донбассу! Вы не представляете, как люди радуются — даже не столько помощи, сколько тому, что кто-то о них думает и помнит!

***

О впечатлениях коротко.

Луганск, к сожалению, видели на бегу и уже в темноте. Но он — по крайней мере, центр его — производит очень приличное впечатление. Выглядит как небедный областной центр в России. Военные разрушения заделаны, город прекрасно освещен, чисто. Симпатичная новогодняя иллюминация. Работают самые разные общественные заведения, вечером по центру гуляет молодежь. Жителей в городе сейчас около 80% от довоенного числа.

Однако впечатление благополучия несколько смазывается, когда начинаешь задавать вопросы. Зарплата врача в пригороде Луганска — 4 тысячи. Пенсия — 2 с копейками. А цены все как в соседней Ростовской области, если не как в Москве.

Многое из разрушенной инфраструктуры не удается восстановить: восстановили здание школы, но нет мебели; в восстановленной больнице есть и здание, и мебель, но нет медтехники; а там, где есть медтехника — уехали 2/3 специалистов. Правительство предпочитает эти проблемы решать «оптимизацией», сливая школы, поликлиники и т.д. О здешней медицине вообще люди отзываются с безнадежностью.

Много бытового криминала. Так, к Раисе Яковлевне, зная, что она одинокая и слепая, регулярно «лазят» — то украли со двора насос, то вломились и пытались отобрать пенсию. В Стаханове воры срезали кабель и оставили без света школу.

Интересно, что в Луганске люди говорят о нашем времени «после войны» — т.е. считают, что война, по крайней мере, в своей активной фазе, завершилась. Ближе к фронту это не так.

Однако увлеченно рассказывают о том, куда «прилетало», что разрушило, кого убило, как сами чудом спаслись — и отношение их к украинской стороне и к минским соглашениям очень, очень плохое.

К собственному правительству отношение тоже без восторга, но, т.с., совсем в другом модусе и степени.

Много российской символики — и, похоже, она, в отличие от достаточно официозной и явно навязываемой сверху луганской, идет «снизу».
Любопытно также, что в местной сувенирной лавочке немало таких сувениров, которые в России воспринимались бы как отчетливо русско-националистические и, возможно, даже вызвали бы нездоровый ажиотаж или неприятности для продавца (коловрат). Но здесь это то, что спокойно продается наряду с магнитиками с видами Луганска и т.д.

***

Стаханов также похож на российский райцентр, но далеко не столь благополучный.

Нет, он выглядит прилично, чистый, работают разные заведения — но… Еще до всякой войны Стаханов сильно подкосила украинская независимость. Предприятия закрывались одно за другим, и из советских 300 тысяч населения к 2014 году осталось чуть больше 100.
Кроме того, погибли троллейбусы и трамваи, существовавшие здесь в советское время. И — самая удивительная потеря — погибло центральное отопление.

В Стаханове ОЧЕНЬ холодно. Не только на улице, что хотя бы естественно, но и в помещениях. И виной этому совсем не война. Отопление закончилось задолго до нее. Интересно, что в соседнем Первомайске, где в целом ситуация хуже, мэр свое отопление отбил — и там топят даже и сейчас. Но здесь… вот сижу в кафе, вроде бы предназначенном для расслабленного отдыха — и вы бы только знали, какой здесь ДУБАК!

Сейчас в городе около 50-60 тысяч жителей. Это число нестабильно и не полностью состоит из коренных стахановцев: люди приезжают сюда из соседних городков и поселков, подальше от бомбежек или в поисках работы. Впрочем, здесь работы тоже нет.

В Стаханове невозможно сомневаться, что идет война. Здесь слышна канонада. Не очень громко — честно говоря, она не привлекает внимания человека, привыкшего к постоянному городскому шуму — но слышна. Мало того: на западной окраине мы вполне отчетливо слышали пулемет — значит, где-то в 5-7 километрах от нас шел бой. Снаряды иногда прилетают на окраины города (в центре сейчас безопасно) и весьма нередко прилетают в соседние поселки. Люди много обсуждают, что «полетело», откуда и куда, куда попали и т.д. Рассказывая о лечении кота, человек, как о само собой разумеющемся, говорит: «Ну вот, в той ветеринарной клинике, где фельдшера убило — муж этой убитой и лечил». Здесь война — это повседневность.

Война не дает наладить нормальную жизнь.Как только пытаются восстановить какое-нибудь производство — по этому производству украинская сторона начинает прицельно палить.

Комендантский час здесь, как и в Луганске, 23 — но город «вымирает» намного раньше. Большинство магазинов и т.п. заведений работает до 15-16 — лишь супермаркеты и кафе открыты до вечера.

Проблемы с водой, как я понимаю, тоже военного происхождения — воду «дают» лишь на несколько часов в день.

При этом — город не производит мрачного или депрессивного впечатления. Здесь достаточно много людей, и идет активная жизнь. Есть два музея: городской, с картинной галереей — и частный, музей войны, собранный каким-то энтузиастом-местным жителем. Прекрасный, как говорят, городской парк. Семь работающих церквей. В музеях, может быть, побываем, если останется время.

Привыкнуть к войне вряд ли возможно — но люди мужественно продолжают жить в этой ситуации. Хотя, конечно, очень устали.

Еще любопытная черта, и в Луганске, и в Стаханове — здесь не видно гонений на украинский язык и вообще на все украинское. Украинских вывесок и рекламы меньшинство, но она сохраняется. По-видимому, ее постепенно, по мере обветшания, заменяют русской, но никто не уничтожает украинские вывески специально. Хотя говорят все по-русски или, в крайнем случае, на «мягком» суржике.

И еще черта, совершенно меня поразившая: из Луганска (и из Стаханова, кажется, тоже) продолжают ходить автобусы в Киев, Одессу, Харьков и другие украинские города. И обратно. Ходят они кружным путем, через Россию; и видимо, ополченцам, госслужащим ЛНР и т.д. ради собственной безопасности лучше в Киев не ездить; однако в целом это мирное сообщение между воюющими странами сохраняется.

Наталья Холмогорова, глава РОД

Источник

Опубликовал автор
Ваши избранные записи icon-angle-right

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *