Заседание по делу ИГПР «Зов»: в Тверском суде избит адвокат Кирилла Барабаша

На фото: адвокат Суханов, избитый приставами Тверского суда

В Тверском суде Москвы 25 января состоялось очередное заседание по делу ИГПР «Зов».

На заседании была допрошена свидетель Ирина Пыжьянова,  участница ИГПР «ЗОВ» в 2011 году. Она описала работу инициативной группы. По ее словам, это была группа без какой-либо выраженной иерархии, где все делалось добровольно. Участники группы собирались возле метро «Маяковская» и вели «цивилизованные дискуссии» об организации референдума, к дискуссиям время от времени присоединялся Юрий Мухин, который работал там же. Из более конкретных предложений она назвала предложение писать заявление в Генпрокуратуру, высказанное Мухиным.

Участники группы вели дела в рамках закона, текст заявлений в Генпрокуратуру, которые можно было отправить с сайта организации, был юридически согласован.  Члены инициативной группы ходили только на разрешенные митинги, но никто из подсудимых организатором этих митингов не был.

По ее словам, в инициативную группу сам Мухин не входил. С Парфеновым она познакомилась в 2011-2012 годах на собрании, он тоже занимался сбором заявлений о референдуме в Генпрокуратуру и имел отношение к сайту, помог ей сделать электронную почту. Соколова Пыжьянова видела только один разв 2012 году на «каком-то шествии». В офисе, где проходили собрания, она его никогда не видела, но знала, что он ведет сайт ИГПР «ЗОВ».

Также свидетель дала понять, что об Армии воли народа ей ничего не было известно до допроса в Центре «Э».
Пыжьянова также рассказала, что полковник Ованесян, который вел допрос, позвонил ей впервые год назад, спрашивал, знает ли она Парфенова, Соколова, Мухина и Барабаша и «настойчиво просил вспомнить про АВН». Накануне Оганесян  хотел встретиться с ней у себя в кабинете и дать «какие-то инструкции». Сотрудник ЦПЭ также сказал, что свидетельницу «посадят на машину, что-то про защиту свидетелей»… «А мне никакие темные комнаты не нужны, я даю показания, как знаю», добавила Пыжьянова.

На вопрос подсудимого Соколова, требовал ли Оганесян говорить, какие-то «определенные вещи», она ответила утвердительно и подчеркнула, что приняла за угрозу разговоры о возбуждении уголовного дела.

После допроса судья удовлетворил ходатайство прокурора Тарасовой об оглашении показаний на допросе Пыжьяновой в рамках предварительного расследования, так как они сильно различаются. В показаниях говорилось, что, по словам Пыжьяновой, инициативной группой руководили Мухин и Парфенов, а Соколов занимался администрированием сайта. Письма в рассылку активистов группы присылали Барабаш, Парфенов и Мухин. При этом Пыжьянова говорила, что дважды ей звонили члены «ЗОВ» и упрекали в том, что она не сдает деньги на деятельность группы.

Пыжьянова пояснила, комментируя свои прежние слова, что Ованесян вынуждал ее сказать, что в «ЗОВ» была определенная структура, хотя она так не считает.

После заседания приставы избили адвоката Кирилла Барабаша Алексея Суханова, Конфликт завязался после того, как Суханов попытался выступить представителем активистки Елены Рохлиной, задержанной приставами.

-Когда адвокат Суханов попытался попасть к ним в целях оказать мне правовую защиту — они просто избили его, а потом еще и надели наручники. Адвокату от удара об железный сейф стало плохо, защемило сердце и вызвана была скорая и то нами по телефону, людьми пришедшими на суд», — написала правозащитница у себя в Фейсбуке. Она также опубликовала фотографии адвоката в наручниках и с травмой головы.

Позже стало известно, что у Суханова, госпитализированного в НИИ скорой помощи им. Склифосовского, диагностировано сотрясение мозга.

По словам Рохлиной, инициатором избиения был пристав Максимов.

Следующее заседание суда назначено на 7 февраля.

Опубликовал автор
Ваши избранные записи icon-angle-right

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *