Дело майора Матвеева. Прения. Речь гособвинителя

Речь гособвинителя Ф.С.Мамота во Владивостокском гарнизонном военном суде
17 октября 2014 г.

Ваша честь!

Уважаемые участники судебного разбирательства!

Завершено судебное следствие по уголовному делу в отношении бывшего майора Матвеева, который занимал должность начальника службы войск и безопасности военной службы штаба в/ч 6890, о превышении им должностных полномочий с применением насилия и специальных средств, двух коррупционных преступлений – мошенничество с использованием служебного положения, одно из которых – в крупном размере.

Не могу не остановиться на общественной опасности совершенных Матвеевым преступлений. Коррупция – как одно из пагубных явлений для любого государства стало для России в начале третьего тысячелетия основным препятствием для политического, экономического и духовного возрождения, превратилась в реальную угрозу национальной безопасности страны. Это наиболее опасное негативное социальное явление, заключающееся в использовании государственными служащими и иными, наделенными властными полномочиями должностными лицами, своего служебного положения, статуса и авторитета занимаемой должности в корыстных целях, для личного обогащения.

Федеральный закон «О Внутренних войсках» Министерства внутренних дел Российской федерации, предписывает, что Внутренние войска предназначены для обеспечения безопасности личности, общества и государства, защиты прав и свобод человека и гражданина от преступных и иных посягательств. Однако Матвеев, находящийся на скамье подсудимых, пренебрег своим служебным и нравственным долгом ради личного обогащения, встал на путь нарушения Уголовного кодекса.

Еще раз хочу обратить внимание на то, что ранее военными судами различных округов Российской федерации в отношении Матвеева выносились обвинительные приговоры – это Хабаровским гарнизонным военным судом 23 июля 2004 года, который входит в состав Дальневосточного окружного суда, Грозненским гарнизонным военным судом 5 ноября 2008 года, который входит в состав Северо-Кавказского окружного военного суда, Владивостокским гарнизонным военным судом от 9 сентября 2011 года, который входит в состав Тихоокеанского флотского военного суда. Таким образом, в настоящее время в отношении Матвеева рассматривается четвертое уголовное дело.

Итак, что мы установили в ходе следствия? Предварительным и судебным следствием установлено, что с 9 июня по 6 июля 2010 года начальник службы войск и безопасности военной службы штаба в/ч 6890 Матвеев на территории в/ч 6890 в г.Владивостоке, являясь должностным лицом, обладающим организационно-распорядительными полномочиями и начальником по воинскому званию для рядового Зебницкого вопреки интересам службы в целях демонстрации своей значимости, подавления воли Зебницкого, подчинения его своему влиянию отдал устное приказание подчиненным, в том числе патрульным из числа военнослужащих в/ч 6890, а также дежурному офицеру роты материально-технического обеспечения в/ч 6890 лейтенанту Приходько на использование в отношении Зебницкого специального средства – наручников, в нарушение требований действующего законодательства. Эти приказания были исполнены подчиненными в период с 18 часов 9 июня по 21 час 11 июня 2010 года при сопровождении Зебницкого по территории войсковой части. И 6 июля 2010 года в период времени с 21 часа до 22 часов, когда Зебницкий был пристегнут лейтенантом Приходько наручниками к кровати в роте материально-технического обеспечения в течение не менее 25 минут.

Также 6 июля 2010 года в период с 15 до 18 часов майор Матвеев в штабе в/ч 6890 применил в отношении Зебницкого физическое насилие – нанес удар кулаком по лицу, причинив Зебницкому физическую боль и нравственные страдания. Он же в период с 9 июня до 8 часов 20 минут 16 июня 2010 года в расположении в/ч 6890, дислоцированной в городе Владивостоке, действуя умышленно, как лично, так и через третьих лиц, сообщил рядовому Зебницкму заведомо недостоверную информацию о намерении должностного лица из состава розыскной группы подать рапорт о якобы совершенном сопротивлении Зебницким при его задержании, введя его в заблуждение относительно правовых последствий указанного рапорта. Совершил хищение денежных средств на общую сумму 300 тысяч рублей, принадлежащих потерпевшему Зебницкому. Кроме того, в период с 8 июля по 30 декабря 2010 года майор Матвеев на территории в/ч 6890 и возле здания №3. №5 по улице адмирала Фокина в городе Владивостоке, действуя умышленно, с использованием служебного положения вопреки интересам службы, желая незаконно обогатиться за чужой счет, лично, через третьих лиц совершил хищение денежных средств в сумме 255 тысяч рублей, т.е. в крупном размере, принадлежащих Зебницкому, путем обмана, которое выразилось в сообщении заведомо ложных сведений о наличии возможности воздействовать на принятие процессуального решения по прекращению уголовного дела о самовольном оставлении части, при этом введя Зебницкого в заблуждение относительно того, что он по служебному положению может воздействовать на решение органов предварительного следствия, и таким образом поможет Зебницкому избежать уголовной ответственности. А полученные в результате этого денежные средства от Зебницкого обратил в свою пользу и распорядился по своему усмотрению.

Подсудимый Матвеев свою вину в совершении указанных преступлений не признал. Однако в частности пояснил, что никогда не применял насилия к своим подчиненным, не отдавал приказа на сопровождение Зебницкого в спецсредствах по территории части. Вместе с тем сам факт применения спецсредств Матвеев подтвердил. Однако заявил, что наручники к Зебницкому применялись по непосредственному приказанию и указанию командира бригады Султанбекова и начальника штаба подполковника Макова.

Несмотря на отрицание своей вины подсудимым его виновность в инкриминируемых ему деяниях полностью подтверждается исследованными в суде доказательствами. Так, из приказа №85 по личному составу от 30 октября 2009 года командующего войсками Восточного регионального командования Внутренних войск МВД России усматривается, что майор Матвеев назначен на должность начальника службы войск и безопасности военной службы в/ч 6890, дислоцированной в г.Владивосток. Согласно должностным обязанностям, начальник службы войск и безопасности военной службы штаба в/ч 6890 отвечает за организацию караульной и внутренней служб, обеспечение обороны и охраны пунктов дислокации и объектов соединения, за выполнение требований общевоинских уставов и других нормативно-правовых актов по поддержанию внутреннего порядка, кроме того обязан вести учет и организовывать розыск военнослужащих, находящихся в самовольном оставлении части.

Потерпевший Зебницкий Алексей Евгеньевич в суде пояснил, что в 2005 году он проходил военную службу по призыву в в/ч 3411 в п.Чугуевка в Приморском крае в воинском звании рядового. Действительно, он в августе 2005 года, находясь на лечении, самовольно оставил военный госпиталь в городе Хабаровске и вернулся в город Владивосток, где работал со своим родным братом Зебницким в мастерской по ремонту сотовых телефонов. 9 июня 2010 года ему стало известно, что к Антону, брату потерпевшего, прибыли сотрудники милиции с целью его задержания. Тогда он собрал вещи и добровольно сдался представителям в/ч 6890, которые подъехали к его мастерской. При этом среди них был майор Матвеев. Он сопротивления не оказывал, и убыл с ними в расположение части в район улицы Магнитогорской в городе Владивостоке. В служебном кабинете Матвеева, по указанию последнего, написал объяснение по обстоятельствам самовольного оставления части, после чего его сопроводили в стрелковую роту, где переодели в военную форму. При этом со дня его прибытия в расположение воинской части патрульные стали применять к нему спецсредства – наручники, для сопровождения по территории части, в том числе в кабинет Матвеева, ссылаясь на приказ последнего.

Допрошенный в суде в качестве свидетеля бывший командир бригады полковник Султанбеков охарактеризовал Матвеева как крайне недисциплинированного офицера. По службе Матвеев непосредственно подчинялся начальнику штаба подполковнику Макову. По его, Султанбекова, указанию, вопросами Зебницкого занимался подполковник Маков. При этом последний в свою очередь ставил задачи своему подчиненному майору Матвееву. Патруль части был подчинен дежурному по части, но мог исполнять приказания и майора Матвеева. При этом Султанбеков сообщил суду, что никаких команд и приказаний подполковнику Макову, а также майору Матвееву о том, чтобы к Зебницкому применяли наручники, он не давал. Поскольку прекрасно понимал, что такие действия носили незаконный характер.

Бывший начальник штаба в/ч 6890 подполковник Маков в суде пояснил, что он также никаких распоряжений и указаний о применении к Зебницкому спецсредств не давал. Кроме того, подтвердил, что патрульные подчинены дежурному по части и обязаны выполнять указания майора Матвеева. Спецсредства хранятся в комнате дежурного по войсковой части. Матвеев по своей должности имел право получать спецсредства. Матвеев периодически докладывал ему о ходе расследования уголовного дела в отношении Зебницкого. Однако докладов о том, что Зебницкий нуждается в усиленном контроле, и к нему необходимо применить иную меру пресечения, чем наблюдение командования, ему не поступало.

Свидетель Боровиков показал, что в 2010 году проходил военную службу в войсковой части 6890. В июне 2010 года в стрелковую роту был прикомандирован рядовой Зебницкий Алексей Евгеньевич. Через несколько дней после прикомандирования Зебницкого в стрелковую роту он, Боровиков, зашел по служебным вопросам в кабинет начальника службы войск и безопасности военной службы майора Матвеева. Последний стал предъявлять претензии, почему Зебницкому в роте хорошо живется. Он видел, как по указанию Матвеева патрульные сопровождали Зебницкого на прием пищи в наручниках. Боровиков также сообщил, что Зебницкий говорил ему о том, что майор Матвеев допускал к нему рукоприкладство и требовал деньги.

Свидетель капитан Койло пояснил, что в 2010 году проходил военную службу в в/ч 6890 в должности командира стрелковой роты. 9 июня 2010 года его вызвал в кабинет майор Матвеев и сообщил, что рядовой Зебницкий будет прикомандирован к его роте. Военнослужащие должны присматривать за ним, поскольку решается вопрос о задержании Зебницкого за самовольное оставление части. По радиостанции Матвеев вызвал патруль и сказал, что по территории Зебницкий должен передвигаться только в наручниках. Так происходило около 3 – 5 дней. При выходе из роты для приема пищи и к майору Матвееву Зебницкий всегда передвигался в сопровождении двух патрульных и в наручниках. Наручники надевали на Зебницкого патрульные. Через несколько дней майор Матвеев вызвал его вновь к себе в кабинет и потребовал, чтобы рядовому Зебницкому необходимо ужесточить режим и чтобы он постоянно находился в наручниках, участвовал в приборке туалетов, учил Устав. Он, Койло, сказал, что выполнять эти требования не будет, т.к. использование наручников в отношении Зебницкого незаконно. Тогда Матвеев сказал, что найдет другого офицера, который будет выполнять его приказания. После этого рядового Зебницкого перевели в другую роту. При этом были случаи, когда Матвеев забирал Зебницкого к себе в кабинет на длительное время. Со слов солдат части ему стало известно, что Матвеев ударил Зебницкого, а также требовал от него деньги.

Командир роты боевого обеспечения капитан Шодоев пояснил суду, что Матвеев устно приказал ему обеспечить контроль за Зебницким. И чтобы последний был в наручниках, в том числе сопровождать его на прием пищи. Матвеев сообщил об этом начальнику патруля. При этом Зебницкий был прикомандирован в стрелковую роту. Матвеев вызывал патруль по радиостанции в любое время и ставил им задачи. Из протокола проверки показаний на месте усматривается, что свидетель Шодоев уточнил ранее данные показания и продемонстрировал место, где Матвеев 9 июня давал ему устное распоряжение на применение спецсредств в виде наручников в отношении Зебницкого.

Командир отделения роты боевого обеспечения старший сержант контрактной службы Степанов пояснил, что в июне 2010 года входил в состав патруля вместе с военнослужащим Лапердиным. Они будучи патрульными водили в течение дня Зебницкого в наручниках на прием пищи и именно по указанию майора Матвеева. Также видел, как другие военнослужащие водили Зебницкого в наручниках.
Аналогичные показания дал сержант контрактной службы Лапердин.

Заместитель командира взвода стрелковой роты в/ч 6890 сержант Закиров показал, что все передвижения Зебницкий должен осуществлять в сопровождении патруля в наручниках. Со слов военнослужащих ему известно, что указание дал майор Матвеев.

Далее потерпевший Зебницкий Алексей пояснил, что 14 июня 2010 года майор Матвеев вызвал его в кабинет и сообщил, что прапорщик, который принимал участие в его задержании, хочет написать заявление о якобы оказанном ему сопротивлении. При этом Матвеев сказал, что за 30 тысяч рублей прапорщик такое заявление писать не будет. Он, опасаясь, что ложные показания прапорщика могут ухудшить его положение, согласился на предложение Матвеева. При этом Матвеев сказал, что деньги нужно передать через офицера, и он сам позвонит его брату и договорится обо всем. Об этом разговоре он сообщил брату. Впоследствии узнал, что брат передал деньги для Матвеева через какого-то охранника. После этого, со слов Зебницкого, Матвеев стал лучше к нему относиться.

Свидетель Зебницкий Антон, родной брат потерпевшего, в суде пояснил, что 9 июня 2010 года к его мастерской по ремонту мобильных телефонов на улице Светланской в городе Владивостоке приехали сотрудники милиции. Среди них был майор Матвеев. Они стали задавать вопросы о его брате, который находился в розыске за самовольное оставление части. Он сообщил местонахождение Алексея, который не стал скрываться и добровольно им сдался. 15 июня 2010 года ему позвонил майор Матвеев и предложил встретиться. На что он согласился. И приехал в район КПП воинской части на Магнитогорской. Матвеев вновь ему перезвонил и сообщил, что лично встретиться не может и предложил подождать офицера. На КПП воинской части вышел офицер Осипов и рассказал ему, что один из прапорщиков хочет написать рапорт якобы оказанного Алексеем сопротивления при задержании, но за 30 тысяч рублей можно разрешить эту проблему. Он всё понял и уехал за деньгами. Затем Осипов ему перезвонил и предложил передать деньги через его знакомого охранника в центре города в районе «Росбанка». Приехав к отделению банка, он передал охраннику конверт с деньгами. После этого он связался с Матвеевым и сообщил об исполнении его требований и о передаче денег. Из протокола проверки показаний на месте с участием Зебницкого Антона усматривается, что свидетель подтвердил свои показания и показал место напротив КПП воинской части, где 15 июня 2010 года разговаривал с офицером Осиповым, а также крыльцо входа в офис ОАО АКБ «Росбанк», где передавал охраннику 30 тысяч рублей.

Капитан Осипов показал, что в 2010 году он являлся подчиненным майора Матвеева, занимал с ним один служебный кабинет. При этом на столе Матвеева находился стационарный телефон. С этого телефона Осипов Зебницкому Антону никогда не звонил. При этом Осипов подтвердил, что наручники применялись к потерпевшему Зебницкому именно по указанию майора Матвеева, без законных на то оснований. В июне 2010 года майор Матвеев поручил ему встретиться с братом рядового Зебницкого, Антоном, и рассказать ему о прапорщике, который якобы за 30 тысяч рублей готов не подавать рапорт об оказанном сопротивлении Зебницким Алексеем. На КПП воинской части он сообщил эти сведения Зебницкому Антону. При этом предложил передать деньги через своего знакомого охранника банка Петренко. В тот же день он, Осипов, съездил к Петренко и забрал конверт с деньгами, который передал Зебницкий Антон. На следующий день утром в служебном кабинете он передал конверт с деньгами Матвееву. Последний стал ему предлагать часть этих денег, но Осипов отказался. Из протокола проверки показаний на месте с участием свидетеля Осипова усматривается, что Осипов подтвердил и уточнил свои показания, указав на место в служебном кабинете, где Матвеев давал указания встретиться с братом Зебницкого. И впоследствии передал деньги Матвееву.
Свидетель Петренко подтвердил показания Осипова и пояснил, что работает охранником в «Росбанке», расположенном на улице Уборевича возле отеля «Хенде» во Владивостоке. По просьбе его знакомого Осипова он взял у незнакомого ранее парня деньги, которые передал в тот же день Осипову.
Старший прапорщик Шелудько пояснил суду, что в 2010 году проходил службу в должности командира взвода материального обеспечения. Он входил в группу задержания. Однако непосредственно Зебницкого Алексея он не задерживал. По результатам он лишь написал отчет о проделанной работе. Никаких рапортов не писал.

Из копии приказа командира в/части 6890 от 24 декабря 2009 года №373 усматривается, что за майором Матвеевым закреплен телефон с городским номером 305-290, который установлен в кабинете №316 штаба в/ч 6890. Из сведений детализации телефонных соединений усматривается, что 15 июня 2010 года установлены следующие соединения. Исходящий абонент: 305-290, кабинет Матвеева, с абонентом 8 902 488 51 90, далее абонент Зебницкий Антон, в 11 часов 45 минут. Соединение абонент Зебницкий осуществлял в районе базовой станции в районе улицы Алеутская в городе Владивостоке. Далее были соединения в 13 часов 11 минут и в 13 часов 14 минут. Местонахождение базовой станции абонента Зебницкого Антона – улица Чкалова. В 13 часов 20 минут исходящий телефонный звонок с мобильного номера Зебницкого Антона, базовая станция Чкалова, на телефон 8 924 527 28 31, далее абонент Матвеев. В 13 часов 32 минуты исходящий телефон мобильный 8 902 528 91 49, далее абонент Осипов, на мобильный телефон Зебницкого Антона. В 13 часов 44 минуты, в 14 часов 42 минуты и 14 часов 45 минут исходящий телефон Зебницкого Антона на мобильный телефон Осипова. В 15 часов 04 минуты исходящий Зебницкого Антона, местонахождение базовая станция улица Алеутская, 11, на мобильный телефон Матвеева. 18 часов 14 минут исходящий мобильный телефон Матвеева на мобильный телефон Зебницкого Антона. Базовая станция Антона – улица Светланская, 25.

Далее Зебницкий Алексей пояснил, что в конце 2010 года его отец заключил договор с адвокатом, о чем узнал майор Матвеев. 6 июля 2010 года Матвеев вызвал его, стал кричать и предъявлять ему претензии, что он вопреки его запрету нанял платного адвоката. Также угрожал, что посадит в тюрьму и ухудшит положение по уголовному делу. Затем Матвеев дал указание патрульным вновь надеть на него наручники, а также возле служебного кабинета нанес один удар кулаком по лицу, от которого он почувствовал боль. Патрульные отвели его в роту. В тот же день его снова вызвал Матвеев. И стал давать указания офицеру Коленченко вновь применять к нему наручники, а также чтобы он постоянно чистил туалеты и учил устав. В тот же день офицер Приходько по указанию Матвеева пристегнул его наручниками к кровати в ротном помещении не менее, чем на 25 – 30 минут.

Командир взвода роты материально-технического обеспечения лейтенант Приходько показал, что именно майор Матвеев дал ему указание применить к Зебницкому спецсредства – наручники. На дежурстве 6 – 7 июля 2010 года он пристегнул его наручниками к кровати.

Капитан Коленченко пояснил, что он в 2010 году исполнял обязанности командира роты материально-технического обеспечения. Подтвердил, что его вызывал майор Матвеев. В кабинете также находился рядовой Зебницкий в наручниках. Матвеев дал указание создать плохие условия службы для Зебницкого. Заставлять его убирать туалеты, учить уставы, применять в отношении последнего спецсредства. На вопрос о законности применения наручников ответил, что всё решит. Он, Коленченко, сопроводил Зебницкого в роту, где снял наручники и передал спецсредства патрулю. При личной беседе Зебницкий сообщил ему, что Матвеев требовал от него деньги. Поэтому он убывает за пределы части для решения финансовых проблем. Со слов Зебницкого, ему известно, что Матвеев неоднократно вызывал его к себе в кабинет, а также ударил по лицу. Кроме того, зная, что Матвеев дал указание его подчиненному офицеру Приходько применить спецсредства к Зебницкому.

Также потерпевший Зебницкий Алексей пояснил суду, что он встретился с офицером Осиповым, которому пожаловался на Матвеева. И стал выяснять у него, почему Матвеев так к нему относится.

В дальнейшем Осипов рассказал, что он переговорил с Матвеевым, и тот предложил оказать ему помощь по уголовному делу за 300 тысяч рублей. И обещает впредь не применять спецсредства – наручники. Он, Зебницкий, сказал, что сейчас сможет отдать только 100 тысяч рублей, а остальные он может заработать. В дальнейшем Осипов сообщил ему, что Матвеева устраивает данное предложение. Кроме того, его будут отпускать из части для того, чтобы он мог заработать оставшуюся сумму. Он созвонился с братом, и тот передал ему деньги в конверте в сумме 100 тысяч рублей. 8 июля 2010 года он принес деньги в кабинет Матвеева, куда последний его вызвал. В кабинете находился Матвеев и Осипов. Матвеев вышел из кабинета, а Осипов показал на стол Матвеева. Он, Зебницкий, открыл верхний шкафчик стола и положил деньги в сумме 100 тысяч рублей, после чего вышел из кабинета.

Из сведений детализации соединений мобильных телефонов на 8 июля 2010 года усматривается, что с 11 часов 14 минут до 18 часов 50 минут абонент Матвеев принимал входящие звонки на мобильный телефон, расположение базовой станции в районе улицы 100 лет Владивостока, 141. С 12 часов 31 минута по 18 часов 52 минуты абонент Зебницкий Алексей осуществлял телефонные соединения. Местонахождение базовой станции – улица Чкалова, 92. С 8 часов 14 минут до 12 часов 38 минут и с 13 часов 25 минут до 19 часов абонент Осипов осуществлял телефонные соединения, местонахождение базовой станции – улица Магнитогорская, 10.

Капитан Осипов подтвердил, что Зебницкий Алексей жаловался ему на применение спецсредств – наручников и нанесенный удар по лицу Матвеевым. Он, Осипов, пообещал переговорить с Матвеевым. В ходе разговора Матвеев заявил, что поможет Зебницкому с уголовным делом за 300 тысяч рублей. Он передал предложение Матвеева потерпевшему Зебницкому. Тот сказал, что таких денег у него нет, но часть денег он сможет передать.

8 июля 2010 года Матвеев сообщил ему, что придет Зебницкий с конвертом. В кабинет зашел Зебницкий и достал конверт. Он показал ему, куда положить конверт. Затем в кабинет зашел Матвеев, взял конверт и отсчитал часть денег, которые предложил ему, Осипову, но он отказался.
Далее потерпевший Зебницкий Алексей показал, что в конце июля 2010 года Матвеев вновь вызвал его в кабинет. Он, Зебницкий, в его присутствии положил ему на стол 50 тысяч рублей, которые заработал за этот период времени.

Из сведений детализации телефонных соединений за 29 июля 2010 года усматривается, что в 9 часов 24 минуты и 9 часов 54 минуты произведено соединение: абонент Зебницкий Алексей с абонентом Матвеевым. При этом нахождение базовой станции абонента Зебницкого Алексея: Владивосток, улица Чкалова, 92. С 8 часов 21 минуты до 12 часов 6 минут Матвеев осуществлял телефонные соединения в районе базовой станции г.Владивосток улица 100 лет Владивостока, 141.
Далее потерпевший Зебницкий Алексей сообщил, что в 20-х числах сентября 2010 года его вызвал Матвеев под предлогом ремонта сотового телефона Бережного. Он стал ремонтировать телефон, и Матвеев сказал, что нужно еще 150 тысяч рублей. Он ответил, что может заработать за неделю только 50. В один из дней в период с 25 сентября по 2 октября он созвонился с Матвеевым и по указанию последнего прибыл в кабинет. Когда он зашел, то Матвеев вышел из кабинета. Он положил деньги в сумме 50 тысяч в шкафчик стола Матвеева.

13 ноября 2010 года Матвеев позвонил ему и сказал, что нужно 20 тысяч рублей, чтобы накрыть стол якобы для прокурорских работников. За деньгами должен придти майор Бережной. В тот же день они встретились с Бережным в районе ул.Фокина, 3, город Владивосток. И он передал ему завернутые в бумагу деньги в сумме 20 тысяч рублей для Матвеева. При этом Бережной сказал, что Матвеев в это время находится в автомашине.
Майор Бережной показал, что Матвеев часто вызывал к себе в кабинет Зебницкого, и при этом просил всех выйти из кабинета. Однако в 20-х числах сентября 2010 года он слышал в кабинете разговор, в ходе которого Матвеев требовал от Зебницкого 150 тысяч рублей за помощь по уголовному делу, чтобы его якобы не посадили. Так, в октябре 2010 года Матвеев находился в отпуске. Попросил его, Бережного, подняться в служебный кабинет и взять конверт, в котором якобы находились документы. Он выполнил его просьбу и взял конверт, однако в конверте были деньги в сумме 50 тысяч рублей. При этом Матвеев сказал, что эти деньги – долг от Зебницкого.

13 ноября они с Матвеевым подъехали на служебной автомашине к магазину МТС по улице Фокина во Владивостоке. По просьбе Матвеева он подошел к магазину, где встретил Зебницкого Алексея, который передал ему бумажный сверток с 20 тысячами рублей для Матвеева. После этого они с Матвеевым поехали в район Шаморы в кафе. Как усматривается из протокола проверки показаний на месте, Бережной подтвердил свои показания и продемонстрировал, где именно по указанию Матвеева 13 ноября получил от Зебницкого 20 тысяч рублей, которые в тот же день передал Матвееву. Кроме того, Бережной указал на кабинет, откуда в один из дней с 1 сентября по 2 октября по указанию Матвеева забирал конверт с деньгами в сумме 50 тысяч рублей, который в тот же день передал Матвееву.

Допрошенный свидетель Верхотуров пояснил, что проходил военную службу в в/части 6890 в качестве водителя в одной роте с потерпевшим Зебницким. При этом 13 ноября 2010 года он возил на служебной машине Матвеева и Бережного в центр города. По указанию Матвеева останавливал машину в районе стадиона Динамо по улице Светланской. Из машины вышли Матвеев и Бережной. В дальнейшем они поехали в район Шаморы, бухта Лазурная. Из сведений детализации телефонных соединений за 13 ноября усматривается, что в 10 часов 34 минуты исходящий звонок с мобильного Матвеева, местонахождение базовой станции улица 100 лет Владивостока на телефон Зебницкого Алексея длительностью 20 секунд. В 13 часов 15 минут абонент Матвеев осуществлял входящий звонок с местонахождения базовой станции улица Красное знамя, 59. В 13 часов 22 минуты попытка исходящего вызова, улица М (?) в 13 часов 27 минут. В 13 часов 33 минуты базовая станция – улица Фокина, стадион «Динамо». Произведено соединение с мобильным Бережного на мобильный Зебницкого Алексея. В 13 часов 29 минут и 16 часов 05 минут абонент Бережной осуществлял соединение с места расположения базовой станции бухты Лазурная. В 15 часов 34 минуты и 16 часов 11 минут абонент Матвеев осуществлял соединение, расположение базовой станции район бухты Лазурная.

Далее потерпевший Зебницкий Алексей показал, что 15 ноября Матвеев вновь сообщил ему о необходимости передать деньги, при этом Матвеев приехал в офис к брату. И тот привел его к нему. Возле входа в мастерскую он передал ему 5 тысяч рублей. Согласно детализации соединений за 15 ноября. С 8 часов 47 минут до 11 часов 55 минут и с 13 часов 39 минут до 23 часов 32 минуты Зебницкий осуществлял телефонные соединения, местонахождение базовой станции улица Фонтанная, 6.

Далее потерпевший Зебницкий сообщил, что в один из дней в период с 27 декабря по 30 декабря 2010 года Матвеев сообщил ему, что необходимо вновь передать деньги. Он приехал в часть и передал лично Матвееву деньги в сумме 30 тысяч рублей. Согласно детализации соединений, 27 декабря в 18.43 произведено соединение входящего с телефона Матвеева на мобильный Зебницкого Алексея. 28 декабря 2010 года в 13 часов 41 минута исходящее соединение абонента Зебницкого на мобильный телефон Матвеева. В 13 часов 46 минут и 19.27 исходящий звонок Матвеева на мобильный телефон Зебницкого Алексея. 30 декабря 2010 года в 11.08, в 11.23, в 11.25 и в 12.02 исходящий телефон Зебницкого Алексея на мобильный телефон Матвеева. 30 декабря – в 14.40, 17.55 и 19.49 исходящий телефон Матвеева на сотовый телефон Зебницкого Алексея.

Зебницкий Антон подтвердил в суде, что в период с 1 по 10 июля 2010 года он встретился с братом на КПП. Алексей сообщил ему, что нужно собрать 300 тысяч рублей для Матвеева. При этом Алексей рассказал ему, что Матвеев издевается над ним, надевает наручники. При этом Алексей сказал, что нужно сначала 100 тысяч рублей для Матвеева. Он позже передал брату эти деньги для Матвеева на КПП части. После этого Алексея стали отпускать за пределы части, чтобы заработать деньги. Он его забирал из части и привозил под видом адвоката.

В середине ноября 2010 г. в мастерскую по улице Светланской приехал Матвеев. Стал интересоваться, сколько они заработали денег и где находится его брат Алексей. Он сказал, что брат работает в другой мастерской. После этого они сели в машину и проехали на улицу Фокина, где вместе подошли к офису. Алексей передал Матвееву пять тысяч рублей.

Свидетель Бережной сообщил суду, что он лично видел, как Матвеев инструктировал патрульных по вопросам применения наручников к Зебницкому. Со слов Матвеева, ему известно, что тот дал ему пощечину. Кроме того, в начале 2011 года Матвеев его позвал к себе в гости, где в ходе разговора он спросил у Матвеева, что за деньги ему передавал Зебницкий. Тогда Матвеев рассказал про схему, как Матвеев развел Зебницкого на 300 тысяч рублей.

Свидетель майор юстиции Горбачев показал, что в 2010 – 11 годах он состоял должности следователя военно-следственного отдела по гарнизону Владивосток. Расследовал уголовное дело в отношении Зебницкого по совершению им самовольного оставления части, которое в 2011 году им прекращено. Майор Матвеев организовывал явку Зебницкого в следственный отдел. Все вопросы по Зебницкому решались именно через Матвеева. Он говорил Матвееву о том, что уголовное дело в отношении Зебницкого будет прекращено. Из постановления следователя военно-следственного отдела по гарнизону Владивосток майора Горбачева от 26 января 2011 года усматривается, что уголовное дело он в отношении Зебницкого Алексея Евгеньевича прекращено в связи с отсутствием в деянии состава преступления.

Свидетель Морозова пояснила, что осуществляла защиту по уголовному делу Зебницкого Алексея в качестве адвоката. В ходе бесед Алексей часто рассказывал о майоре Матвееве, которого называл «дикий майор». Считал, что он мог повлиять на его судьбу, результаты расследования его уголовного дела. При этом просил не рассказывать майору Матвееву о том, что она работает с ним, Алексеем, на платной основе. Матвеев звонил ей несколько раз. Интересовался, является ли она платным адвокатом или защитником по назначению. Также спрашивал о перспективе уголовного дела. Она сообщала ему о возможном прекращении уголовного дела, поскольку имеются основания полагать, что Зебницкий будет признан негодным к прохождению военной службы. Когда Зебницкий находился в военном госпитале ТОФ, то она по совету лечащего врача Бехтеревой переговорила с ним о его состоянии. В ходе разговора с Зебницким она выяснила, что майор Матвеев убедил его о возможнсоти повлиять на результат расследования дела. И он передавал ему денежные средства, сначала 30 тысяч рублей, а всего должен передать 300 тысяч рублей. В связи с этим она предложила обратиться в органы ФСБ с заявлением. По данному вопросу она, Морозова, обратилась к лечащему врачу Бехтеревой, которая ей сообщила, что информацию Зебницкого уже передала в отдел ФСБ.

Заведующая отделением госпиталя ТОФ Бехтерева в суде пояснила, что в начале 2011 года Зебницкий находился на лечении в отделении. Он рассказал ей о майоре Матвееве, который требовал от него деньги и отпускал на работу, а также оскорблял и унижал его. Об этом она сообщила сотруднику ФСБ Новикову. Из протокола осмотра истории болезни ФБУ в/ч … 126 на рядового войсковой части 6890 рядового Зебницкого Алексея Евгеньевича усматривается, что Зебницкий поступил на лечение 30 декабря 2010 года в 18 часов 54 минуты и убыл 4 марта 2011 года.

Старший оперуполномоченный отдела ФСБ по воинским частям Владивостокского гарнизона Новиков подтвердил, что беседовал с Зебницким по просьбе Бехтеревой. Зебницкий пояснил, что Матвеев требовал деньги и отпускал в город.

Таким образом, уважаемый суд, факты превышения Матвеевым должностных полномочий с применением насилия и спецсредств, а также совершения им мошенничества действительно имели место. И объективно подтверждаются совокупностью исследованных судом доказательств, которые согласуются между собой и сомнений в достоверности не вызывают.

Что касается показаний свидетеля защиты гражданки Дворянцевой, которая утверждала, что с семи до девяти часов 16 июня 2010 года находилась в кабинете Матвеева, и в указанный период времени в кабинет никто не заходил. Хочу напомнить, что в это время вменяется в вину Матвееву, что именно в это время Осипов передал ему деньги – 300 тысяч рублей. Следует оценить как заведомо ложное. Так, в ходе проведенного в суде перекрестного допроса с целью устранения указанных противоречий с участием Дворянцевой и капитана Осипова последний свои показания подтвердил, что согласуется с его последовательными показаниями и с иными доказательствами по уголовному делу, исследованными в суде. Кроме того, Осипов пояснил, что в 2010 году он занимал один кабинет с Матвеевым. И каждое утро прибывал к себе в кабинет, где переодевал гражданскую одежду на военную. Сам Матвеев прибывал на службу до него. И как правило, находился в служебном помещении. Не было исключением и 16 июня 2010 года. Именно этим утром он передал 30 тысяч рублей майору
Матвееву, которые получил от Зебницкого Антона через охранника банка.

Анализируя все вышеизложенные обстоятельства в совокупности, государственное обвинение приходит к выводам, что все высказывания и утверждения Матвеева о своей непричастности к совершению инкриминируемых ему преступлений, являются ни чем иным как способом избежать уголовной ответственности. Из служебной характеристики Матвеева усматривается, что за период прохождения военной службы в в/ч 6890, он характеризовался отрицательно. Согласно сведениям служебной карточки в 2010 году имел шесть неснятых взысканий, поощрений не имел. Из копии приговора Хабаровского гарнизонного военного суда от 23 июля 2004 года усматривается, что Матвеев осужден за совершение преступления, предусмотренного ст.119 УК РФ к наказанию в виде одного лишения свободы условно с испытательным сроком один год. Из копии приговора Грозненского гарнизонного военного суда от 5 ноября 2008 года усматривается, что Матвеев осужден за совершение преступления, предусмотренного ч.2 ст.336 УК РФ, к наказанию в виде штрафа в размере 15 тысяч рублей. Кроме того, приговором Владивостокского гарнизонного военного суда от 9 сентября 2011 года, с учетом изменений, внесенных судом апелляционной инстанции, Матвеев признан виновным в совершении двух преступлений, предусмотренных пунктом «а» ч.3 ст.286 УК РФ. И ему назначено наказание в виде лишения свободы сроком на три года шесть месяцев в исправительной колонии общего режима с лишением права занимать должности на госслужбе, связанных с осуществлением организацонно-распорядительных функций на срок три года с лишением воинского звания майор.

Обстоятельств, отягчающих или смягчающих вину Матвеева, по делу не усматривается. Оснований для снижения категории преступления также не имеется. Действия Матвеева по эпизодам совершения, связанных с применением спецсредств – наручников, и насилия к потерпевшему Зебницкому правильно квалифицированы по пп. «а», «б» ч.3 ст.286 УК РФ. При этом Матвееву органы предварительного следствия вменяют совершение двух преступлений – мошенничества путем обмана и злоупотребления доверием. Однако ст.159 предусматривает ответственность за хищение чужого имущества путем обмана или злоупотребления доверием. По результатам судебного следствия нашло подтверждение совершение в каждом случае хищения путем обмана, в связи с чем квалифицирующий признак злоупотребление доверием подлежит исключению как излишне вмененный. В остальном квалификация органами предварительного следствия дана правильно.

С учетом изложенного прошу признать Матвеева виновным в совершении преступлений, предусмотренных пп. «а», «б» ч.3 ст.286 и ч.3 ст.159, два преступления, в редакции федерального закона от 7 марта 2011 года №26-ФЗ. Назначить следующее наказание: по пункту «а» и «б» ч.3 ст.286 в виде лишения свободы на четыре года с лишением права занимать должности на госслужбе, связанных с осуществлением организационно-распорядительных функций на два года. По ч.3 ст.159 УК РФ. По эпизоду хищения 30 тысяч рублей – в виде лишения свободы на два года 6 месяцев со штрафом в размере 5 тысяч рублей без ограничения свободы. По ч.3 ст.159 УК РФ – по эпизоду хищения 255 тысяч рублей. В виде лишения свободы на 3 года 6 месяцев со штрафом не менее 10 тысяч рублей без ограничения свободы. По совокупности совершенных преступлений в соответствии с ч.3 ст.69 УК РФ, определить наказание Матвееву путем частичного сложения основного и дополнительного видов наказаний в виде 4 лет 3 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания лишения свободы в исправительной колонии общего режима с лишением права занимать должности на госслужбе, связанных с осуществлением организационно-распорядительных функций на два года, со штрафом в размере 13 тысяч рублей. Согласно ч.4, 5 ст.69 частично сложить наказание с наказанием, назначенным приговором Владивостокского гарнизонного военного суда от 9 сентября 2011 года. И окончательно с учетом требований ч.2 ст.47 УК РФ определить наказание в виде 4 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима, со штрафом в размере 13 тысяч рублей, с лишением права занимать должности на госслужбе, связанных с осуществлением организаонно-распорядительных функций на три года, с лишением воинского звания майор. Срок отбывания наказания осужденному Матвееву исчислять с 9 сентября 2011 года. Иск потерпевшего Зебницкого о взыскании с Матвеева материального ущерба удовлетворить в полном объеме, взыскав в его пользу 285 тысяч рублей. Процессуальные издержки, связанные с выплатой денежных средств адвокату Грянченко для защиты интересов Матвеева, по вступлении приговора в законную силу, взыскать с осужденного в доход федерального бюджета. Вещественные доказательства по делу по вступлении приговора в законную силу хранить при деле. Полагаю, что такое наказание будет справедливым и соответствовать тяжести содеянного и личности подсудимого.

Опубликовал автор
Ваши избранные записи icon-angle-right

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *