«Савченко была в батальоне «Айдар» цербером, которого спускали на несогласных с командиром»

Надежду Савченко, уголовный процесс над которой начинался в Воронеже и которой инкриминируется убийство российских журналистов, брал на Донбассе разведывательный взвод Егора Русского, нынешнего главы Лутугинского района ЛНР.

«Я отвоевал все лето 2014 года, — рассказывал Русский, доброволец из Ухты, в интервью «Четырем перьям». — Мой взвод, в частности, брал укронаводчицу Савченко, получившую известность в России благодаря своим зверствам на Донбассе и своим псевдоголодовкам в российском СИЗО. Также удалось сбить под Луганском самолет Ил-76. А когда в августе 2014 года освобождали от Вооруженных сил Украины, Национальной гвардии и батальона «Айдар» Хрящеватое и Новосветловку, мы ходили в атаку, где я получил тяжелое ранение. Лечился в Ростове-на-Дону». Оправившись после ранения, Егор Русский по предложению главы ЛНР Игоря Плотницкого, под началом которого воевал в батальоне «Заря», сначала стал заместителем главы, а затем главой Лутугинского района.

Именно в связи с причастностью Егора Русского к взятию свидомой Надежды Савченко его показания, очевидно, особенно важны для суда. На его заседании, выступая в качестве свидетеля, он рассказал, что Савченко была в нацистском батальоне «Айдар» эдаким цербером, которого спускали на несогласных с командиром. Так что попавшие в плен к ополченцам ее сослуживцы боялись Надежду больше, чем даже айдаровского комбата. «Савченко — достойный соперник, — признал Егор Русский, — побеждать такого противника для меня — честь».

Он сообщил, что свидомую взяли в плен уже после артиллерийского обстрела, в результате которого погибли российские журналисты. Он лично осуществлял видеосъемку пленения Савченко, между прочим, воевавшей не только на Донбассе, но и в Ираке в составе натовской коалиции. Съемка велась тоже после артобстрела.

«Обстрел шел не по нашим позициям, — уточнил Егор Русский, — а был перед поселком Металлист Луганской народной республики. В плен попали военнослужащие украинской армии, среди которых оказалась и Савченко. Брал ее не я — мои подчиненные. Дело было в районе часа дня по местному времени. Я подошел к ней, когда она уже находилась в плену. Надя стояла на коленях, отвечала на вопросы. Когда я включил камеру, она сказала, что не снайпер, а стрелок, и у нее автомат. Но уже после выключения камеры мне сказали, что она вертолетчик и наводчик. Ролики о Савченко снимались в день ее пленения в течение всего дня. Позже я передал видео нашим журналистам». Русский, кроме того, добавил, что в общении с ним Савченко подтверждала, что вела корректировку огня. Причем вот интересная деталь. Когда после ее пленения обстрелы возобновились, около четырех часов вечера, они велись неточно. Снаряды приземлялись в районе километра от позиций ополчения Донбасса. Перерыв в обстрелах Егор Русский объясняет тем, что украинское командование, видимо, искало замену Надежде Савченко. Но нашло, очевидно, не очень профессионального наводчика.

Заметим, что в интервью «Четырем перьям» Егор Русский был в некоторых моментах более откровенен, чем на заседании Донецкого городского суда. Рассказывая о зверствах укронацистов, он, в том числе, говорил: «Когда укры зашли в Лутугино, они сразу убили парня, страдавшего детским церебральным параличом. Вообще они же на амфетаминах все сидели. Так что, когда наш разведывательный взвод брал ту же Савченко, она, если говорить совсем откровенно, была обдолбанная. В Лугутино особенными зверствами отличались, конечно, айдаровцы. Сажали людей в ямы, приставляли пистолет ко лбу, отрезали пальцы. И всюду нацисты занимались мародерством. Помню, как они на танках вывозили экспроприированные у местных жителей диваны. Диваны! На танках! Выламывали даже пластиковые окна из домов, чтобы отправить во Львов или Тернополь».

 

«Четыре пера», независимый портал Воронежа

Источник

Опубликовал автор
Ваши избранные записи icon-angle-right

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *