Правозащитный центр «РОД»

Мы защищаем русских!

XVI гуманитарная миссия РОД. Амбулатория пгт Донецкий. Жертвы обстрелов

razvaliny

Медицина в пгт Донецкий

После раздачи гуманитарной помощи нуждающимся поселка Донецкий мы посетили поселковую амбулаторию пгт. Больницы в поселке нет, есть только поселковая амбулатория. Здание — длинный кирпичный одноэтажный барак коридорного типа , дореволюционной постройки под четырехскатной шиферной кровлей. Попаданий в здание не было, только немного посекло осколками шифер. Врачи уехали с началом активных боевых действий на окраинах Донецкого, но часть младшего медицинского персонала — медсестер и фельшеров осталась и по мере своих сил поддерживает жизнь в амбулатории и оказывает медицинскую помощь оставшимся жителям. Фото этих замечательных женщин не будет по их просьбе и соображениям безопасности. Все же 1200 человек — это достаточно много по меркам фронтовых поселков. Поэтому сейчас налажен периодический приезд врачей специалистов из городов Кировск и Стаханов.

При нас в амбулаторию позвонили и сообщили, что в среду в 10 утра приедут невропатолог и терапевт. Санитарки засуетились. Им надо срочно написать и напечатать объявления, а затем развесить их во всех концах Донецкого. На часах было уже 12 часов дня, а после наступления сумерек жизнь на улицах поселка вымирает. А ведь амбулатории нужна и вода. Медучреждение находится в верхней части поселка, где питьевой воды в водопроводе нет и она привозная. Как раз подъехала водовозка и медработники как муравьи потащили к ней бадьи, ведра и ведерки. Как я понял, лимит в 100 литров на больничку не распространяется, все ограничивается лишь обобьем имеющихся емкостей.

Вскорости два кабинета в здании превратились в сплошной водяной ковер из ведер и бочонков. При этом санитарки еще умудрялись проверять капельницы у больных, пришедших в процедурный кабинет и ровнять очередь страждущих укола. Аптек в Донецком не осталось. Роль аптеки выполняет большой стол в кабинете заведующего амбулаторией. Поставки лекарств идут в среднем раз в две недели. Как раз в понедельник заведующая привезла новую партию лекарств и выложила их на «прилавок». Лекарства на фото — это и есть полумесячная норма на 1200 человек. Вот так и живет маленький коллектив амбулатории пгт. Донецкий. Принимает врачей, таскает воду, распределяет скудные медикаменты и ходит по домам больных стариков с обходами. И очень надеется, что обманчивая тишина, повисшая на 2 дня над поселком — уже надолго. Надеется на мир.

Жертвы обстрелов
Выезжая из пгт Донецкий обратно в Стаханов мы сделали круг по окраинам поселка, чтобы посмотреть, в каком они находятся состоянии. На ближайшей к линии фронта улице Калинина разбиты все дома. Ни души, дождь, сумрак. Только изредка мелькают в развалинах одичавшие домашние кошки и собаки. Неожиданно за одним из заборов мелькает коричневый ватник и треух. В доме вырван угол прямым попаданием танкового снаряда. Однако поврежденная кровля дома покрыта новым шифером, а разбитый фронтон затянут новой армированной полиэтиленовой пленкой.

Останавливаемся. Иду знакомиться. Здороваюсь … И впервые за два года на Донбассе слышу живую украинскую. речь. До этого изредка слышал знаменитый «суржик», но большинство моих донбасских знакомых говорит на чистейшем русском литературном языке. А тут — живая украинская речь! Однако к моему удивлению понимаю процентов 70% слов, так что разговаривать можно.

Знакомимся. Бывший шахтер, а ныне пенсионер Брусянин Валентин Лаврентьевич. Работал на поселковой кормилице — шахте «Луганская». 34 года подземного стажа, из них 26 лет непосредственно в забое. Поэтому пенсию получает неплохую по луганским меркам — 7300 рублей. Почти прожиточный минимум для этих мест. Платят ее регулярно, не жалуется на задержки. Приглашает в дом и огород.

У крыльца дома — аккуратный штабель досок и брусков под несколькими листами черепицы. Это — гуманитарная поставка стройматериалов от Международного Красного Креста. Следующей весной Валентин Лаврентьевич хочет поднакопить денег, нанять людей и отремонтировать разбитый угол дома. Досталось жилью пенсионера во время тяжелых боев за поселок летом и осенью 2014 года. Его тогда вывезла отсюда внучка. Вернулся он сюда с женой летом 2015 и сразу стал ремонтировать жилье.

Хозяин толкает калитку и мы выходим в огород. Широкий жест рукой :» Туточки все было воронками перекопано». Сейчас на поле боя ничего не напоминает о войне. Трудолюбивый хозяин за год сровнял все воронки и ныне это — обычное картофельное поле, перекопанное под зиму. От моего огорода отличается только жирным плодородным черноземом в качестве почвы, а не тощим суглинком.

Идем в дом. Протечки от разбитой кровли привели к обрушению штукатурки потолка. Смотрю, и вижу еще одно подтверждение украинских корней Валентина Лаврентьевича. Потолок оштукатурен … смесью глины с соломой, словно мазанка где-нибудь под Конотопом. Говорим о жизни, о том скоро ли кончится война. Что я могу сказать? Не знаю, этого скорее всего даже якобы всемогущие президенты России и Америки не знают. Могу только попрощаться своим традиционным донбасским прощанием :» Мира и здоровья». Это все, что я сегодня могу сделать для Валентина Ларентьевича. 

Соседний дом на улице Калинина от дома шахтера-пенсионера Брусянина представляет собой страшное зрелище. Когда-то это был добротный домина. Большой, толстые стены выложены из кусков крымского известняка. Они ещё стоят. И все. Больше нет ничего. Ни кровли, ни перекрытия, ни пола. Все разбито и сгорело. Штукатурка облупилась и отваливается кусками.

На остатках капитального крыльца прячется в обломках серый кот. Но уже спешат откуда-то из глубины сада нам навстречу старенькие хозяева, муж и жена. Здороваемся. И я снова слышу украинскую речь. Впрочем, чему тут удивляться, ведь перед началом войны в поселке Донецком жили люди 12 национальностей. Знакомимся. Хозяина зовут Тимченко Виктор Леонидович. Он любезно приглашает нас войти.

Как оказалось, супруги живут сейчас в старой летней кухне, что стоит в глубине двора. Проходим, я расспрашиваю Виктора Леонидовича о его жизни. Ему 83 года. Он шахтер. Более того, заслуженный шахтер СССР И ГДР. После войны был в советской Германии инструктором, учил тамошних молодых шахтеров. Старые то усилиями Адольфа Гитлера и русского солдата были закопаны в землю от Волги до Берлина в 41-45-м году. Вот и пришлось нам заново учить немецкую молодежь премудростям шахтерского труда. Об этом напоминает наградная медаль от правительства ГДР. О многих годах честного труда в шахтах Донбасса рассказывают знаки «Победителю соцсоревнования» и медаль «Шахтерская слава» 3 степени.

И вот снова война вошла в жизнь Виктора Леонидовича. Дом был разбит в 2014 году. А так как разрушения слишком велики, то помощи в восстановлении никто не обещает. Практически здание надо строить заново. А пока — жилье в летней кухне. Топится печка, но от земляных полов несет холодом. Маленькое оконце слабо освещает маленькое помещение. И только алые медали на столе напоминают о другой жизни. Я был рад узнать, что Валентин Леонидович был включен в списки на получение гумпомощи от РОДа, только получала продукты внучка шахтера. Хоть чем-то мы помогли супругам Тимченко. Прощаемся. Впереди нас ждут города Стаханов и Первомайск. Новые беды и проблемы луганской земли. Которые мы пытаемся лечить в силу своего разумения и возможностей.

***

Пока идейные граждане в России ломают тысячи идеологических копий и изводят тонны бумаги, споря о смысле 4 ноября, жизнь и люди на земле сами формируют новые смыслы праздников. Могу только добавить, что очень надеюсь дожить до того дня, когда фото на рекламном щите останется то же, а лозунг изменится. И будет звучать так : » Один народ, одна страна, одна история».

 

Закупка

Среда, 16 ноября, началась с закупок непродовольственной гуманитарной помощи для организаций г. Стаханов и людей соседних городов Новороссии. Гуманитарная миссия РОДа металась по базам, магазинам и ларькам Стаханова как стая голодных сусликов-байбаков в период осенней заготовки кормов. Мы врывались в торговые точки и буквально опустошали полки магазинов. Когда это нам удавалось. При средней зарплате в городе в 3000 рублей торговля тут соответственно ну ооооочееень мелкая. Ту же бытовую химию торговцы привозят в обьеме 2-3 бутылки. Поэтому в большинстве случаев услышав наш вопрос о наличии товара продавцы сначала радостно говорили :» Есть.», но затеем услышав Количество товара бледнели, зеленели и начинали лихорадочно обзванивать всех соседок, попутно приговаривая :» Сейчас, сейчас. У тети Маши точно ещё пару штук есть». Зарплату никто не хотел упускать, но как правило волшебная тетя Маша тоже не имела нужного нам количества стиралки или писалки. И мы мчались дальше.

После набега на пятую по счету базу нашу дружную команду разбил истерический смех пополам с нервным тиком и закупочная операция официально была поименована :» Гуманитарный ураган Ирина опустошает магазины Стаханова». Наконец мы укомплектовали посылку из бытовой химии для гимназии и канцелярку для городской поликлиники. И осталась ещё одна проблема — первомайцы попросили помочь своим соседям из Дебальцево. Точнее оказать помощь женщине, ждущей второго ребенка. Квартира её была разбита во время зимних боев 2015 г. за Дебальцевский котел. Вещи от первого сына пропали. Зарплата — 3000 руб. Второй сын на подходе. Итак, нам нужны…. нам нужны…. нам нужны….. А что нам собственно нужно? Три мужика застыли в полном ступоре посреди рынка. Сначала все дружно посмотрели на нашего доброго стахановского ангела-хранителя Романа. Отец троих детей побледнел и честно сказал что из детского знает только слово «памперс». Не пройдет. Неженатый и бездетный Артур стал зеленым, после чего спрашивать его стало бессмысленно. Затем все взоры впились в меня.

Через три минуты отчаянных размышлений стало ясно, что быть единственным мужиком в коллективе из 13 гранд бабушек-пенсионерок не так уж и плохо. Через пять минут воспоминаний о сочных дискуссиях и обсуждениях пеленок, конвертиков, памперсов, распашонок и комбинезончиков выяснился и набор для закупки. И мы со спокойным сердцем отправились в ближайший детский магазин. Через полчаса, перелопатив половину полок (ну надо же поддерживать репутацию гуманитарного урагана)))) мы закупили требуемое и наконец облегченно выдохнули :» Уф!» Самая страшная часть дня закончилась. Впереди была развозка гуманитарки по Стаханову.

Дмитрий Панин, волонтер РОД

Источник

РОД начинает сбор средств для оплаты адвоката пермскому активисту Роману Юшкову, которого преследуют по 282 статье УК РФ

Наши реквизиты:

Яндекс-кошелек: 41001224599346
Телефонный номер для перечисления пожертвований: 8-968-646-48-51

Опубликовал автор
Ваши избранные записи icon-angle-right

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *