Правозащитный центр «РОД»

Мы защищаем русских!

Дело Константинова: оперативники сослались на секретного осведомителя

29 ноября в Чертановском суде в ходе долгого — почти семичасового- заседания допросили четырех оперативных работников-свидетелей обвинения по делу политзаключенного Даниила Константинова. У них защита пыталась узнать, как и когда в материалах следствия начал фигурировать политик. Также выступили свидетели защиты: бездомный, видевший убийство у станции метро «Улица Академика Янгеля», и эксперт, давший заключение по рисунку ножа. Напомним, что свидетель Софронов, первоначально утверждавший, что он не видел орудия убийства, позже якобы вспомнил, как выглядел нож,  и нарисовал его. Кроме того суд заслушал показания еще трех экспертов.

Первым был допрошен руководитель Первой оперативно-розыскной части Гусейнов, он расследовал убийство Темникова. По словам оперативника, следствие «работало по националистам», в том числе Даниилу Константинову, потому что убийца был лысым. В середине допроса Гусейнов заявил, что «националистическая» версия родилась из показаний Софронова и «характеру совершения ударов». Но на вопрос адвоката, как выглядят националисты, Гусейнов отвечать отказался. Также он не смог ответить, чем удары, наносимые националистами, отличаются от любых других. Версию, основанную на показаниях свидетельницы-продавщицы, которая видела лысого мужчину с татуировкой в виде хвоста и шрамом на колене, Гусейнов счел несущественной.

Как стало ясно из слов свидетеля, группе поступила «оперативная информация» о Данииле. Род информации и источник информации Гусейнов не называл, а после упорных вопросов адвоката прямо отказался называть. Оперативник не смог ответить и откуда взялась фотография Даниила у группы. Также он не ответил прямо на вопрос, был ли у оперативников некий секретный свидетель.

Другой сотрудник Первой ОРЧ, выезжавший на место совершения преступления, заявил, что короткая стрижка была единственным основанием для поиска убийцы среди националистов. Впрочем, позже ему также пришлось поправиться, добавив, что характерным для националистов был еще и ножевой удар. Как он пояснил,  националисты занимаются ножевым боем, носят с собой оружие, поэтому могут убить человека одним ударом, как был убит Темников. Этот свидетель, в отличие от предыдущего, признался, что опергруппа тесно сотрудничала с Центром «Э».

На вопрос об источнике оперативной информации по Даниилу полицейский прямо отвечать отказался, заметив, что это было некое «сотрудничающее лицо», днные о котором засекречены. Тем не менее основным свидетелем по делу допрашиваемый назвал Софронова и добавил, что оснований ему не верить нет. Полицейский также упомянул Д. Феоктистова (бывший соратник Даниила Константинова, опознавший его на фотографии во время допроса, не имевшего отношения к декабрьскому убийству), сказав, что тот живет рядом с районом, где произошло преступление (Чертаново), и этот факт якобы имеет какое-то отношение к делу.

Сотрудник Первой ОРЧ Волынский также рассказал о некоем тайном информаторе. И четвертый оперативник, Агищев, составлявший рапорт для получения детализации телефонных переговоров Даниила (прослушка политика велась с декабря 2011 года) признался на суде, что первоисточником информации стали показания некоего агента, и только потом был составлен рапорт. От кого исходил приказ составить документ, Агищев говорить отказался, сославшись на секретность.

Эксперт Зайцев, изучавший рисунок ножа, заявил во время допроса, что экспертизу по такому рисунку делать нельзя, и он лично не устанавливал тождество рисунка и предполагаемого орудия преступления. Специалист давал оценку протоколу допроса и рисунку. С ним согласился другой эксперт — Горшков, заметив, что он и его коллеги не вправе оценивать рисунок как орудие преступления. При этом, отметили оба специалиста, не была изучена одежда убитого, а она могла повлиять на результат удара ножом.

Перед судом также выступил свидетель, видевший происходившего на станции метро «Улица Акаемика Янгеля» 3 декабря 2011 года. Речь идет о многократно упоминаемом в показаниях «бомже», собирающем милостыню у станции метро пенсионере из Кировска. Николай Александрович на суде заявил, что первые показания он дал в ночь убийства (вопреки словам оперативников, заявлявших, что бездомный был мертвецки пьян в тот вечер). 3 декабря мужчина находился в метро. Он видел, как туда забежал один человек, другой его догонял. Убегавшего толкнули, и тот упал. Даниила Константинова Николай Александрович в злополучный вечер не видел. На этом свидетель настаивал не смотря на все попытки прокурора добиться другого ответа. Интересно, что, если верить протоколу допроса свидетеля, Николай Александрович рассказывал об упавшем, как о Софронове, подробно описав его одежду.  Свидетель заявил на заседании суда, что он никакого Софронова не знает.

Следующее заседание суда состоится 3 декабря, оно начнется в 14:00.

 

Опубликовал автор
Ваши избранные записи icon-angle-right

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *