Правозащитный центр «РОД»

Мы защищаем русских!

Евкуров объединил против себя ингушских суфиев и салафитов

Прошедший в столице Ингушетии 19 октября пятничный намаз, часть акций  против договора о  границе с Чечней, объединил сторонников Духовного центра мусульман и общины, имамы которых не входят в ДЦМ, сообщает «Кавказский узел». Судя по всему, речь идет о салафитских общинах.

Принявшие участие в намазе жители республики считают, что такое единение — исключительно редкий случай, тем более для массовых протестов.

Пятничная молитва прошла на месте строящейся мечети в Магасе. На намаз съехались со всех районов республики, тут были депутаты республиканского парламента, сотрудники Росгвардии и полиции. Молитвой руководил Илез Аушев, имам, не подчиняющийся ДЦМ. Проповедь читал представитель муфтията Адам Мержоев. Участники церемонии сообщили о необыкновенно большом числе ее участников.

Ранее духовенство Ингушетии поддержало бессрочный митинг в Магасе. По данным властей, порядка 25 имамов в различных населенных пунктах призывали людей выйти на центральную площадь. Заместитель муфтия Ингушетии Магомед Хаштыров, отметив, что информация о призывах в мечетях придти на митинг не соответствует действительности, тем не менее назвал позицию властей республики «антиконституционной».

***

Главу Ингушетии Юнус-Бека Евкурова неоднократно обвиняли в том, что он сумел настроить против себя лидеров ингушской уммы. Ситуацию усугубил открытый конфликт Евкурова и ингушского муфтията.

В 2016 году в Ингушетии насчитывалось 70 религиозных общин, из них 60 — суфийские, которые подчинялись ДЦМ, остальные — салафитские. При этом власти фактически признали равные права за представителями обоих течений. Так, в 2015 году Евкуров предложил духовенству республики перевести в подчинение республиканскому муфтияту салафитские мечети. Причем на тот момент общины находились в состоянии конфликта, который принял острую форму в Насыр-Корте, где они не поделили мечеть, ставшую центром притяжения салафитов со всей республики.

5 июня 2015 года здесь прямо во время богослужения произошли массовые столкновения, при этом жертвой беспорядков едва не стал муфтий Ингушетии Иса Хамхоев, на которого напали салафиты. Они же разогнали суфиев, пытавшихся провести суфийский обряд зикр. Позже видео «Разгон суфийского зикра» распространялось в соцсетях группами, поддерживавшими ИГИЛ. 8 июня Евкуров обозначил свою позицию, призвав «стороны прийти к взаимопониманию и согласию». Салафиты расценили это заявление, как победу, посчитав, что Евкуров осудил действия суфиев и зикр, совершенный без разрешения салафитского имам-хатыба мечети Хамзата Чумакова.

После этих событий, как рассказал ингушский правозащитник Тимур Акиев,  к муфтияту начали применяться меры административного давления, с которыми обычно в республике сталкивались оппозиционные активисты. Было закрыто курируемое ДЦМ радио,  в муфтияте проводились проверки на предмет финансовых нарушений, Евкуров взял под контроль организацию хаджа, область компетенции духовенства. 4 апреля 2016 года в дом помощника муфтия неизвестными была брошена граната. Тогда же Евкуров объявил, что начал процедуру ликвидации муфтията.

Однако попытка отстранить Хамхоева привела к его поддержке даже его оппонентами. В итоге в сентябре 2017 года ингушский Минюст отозвал свой иск о ликвидации ДЦМ. Впрочем, судя по всему, Евкуров пошел на уступки исключительно в связи с предстоящими выборами в республике.

27 мая 2018 года муфтият Ингушетии после очередного конфликта с Евкуровым принял решение отречь последнего от мусульманской общины, пока тот «не остановит свою дискриминацию по отношению к духовенству и не отчитается за средства, собранные на строительство мечети в городе Магас».

Если во время конфликта в Насыр-Корте сказались трения между тейпом Евлоевых, сторонников салафита Чумакова, и Оздоевых, опирающихся на муфтият, то этой осенью оба тейпа поддержали протесты в Магасе. Более того, старейшины клана Евлоевых, как утверждается, практически отлучили от тейпа председателя правительства Ингушетии Залимхана Евлоева за его проевкуровскую позицию. В любом случае неосторожная политика главы Ингушетии стала объединяющим фактором для бывших конкурентов, политическая линия раздела между которыми до сих пор определялась вопросом об отношении к суфийскому зикру.

***

В настоящий момент бессрочный митинг в Магасе, проходивший с 4 октября, приостановлен до 31 октября. Протестующие также ждут решения Всемирного конгресса ингушского народа, в котором примут участие делегаты от каждого населенного пункта республики и от диаспор, в том числе зарубежных.

Основной темой конгресса будут исторические границы Ингушетии  (согласно гл. 1 ст. 11 Конституции Республики Ингушетия, «возвращение политическими средствами незаконно отторгнутой у Ингушетии территории и сохранение территориальной целостности Республики Ингушетия — важнейшая задача государства»). Будет поднят вопрос о пограничном соглашении с Чечней и вопрос о доверии главе республики, пишет «Кавказский узел» со ссылкой на слова члена оргкомитета митинга в Магасе, председателя Совета тейпов ингушского народа Малсага Ужахова.

По словам Ужахова, также в Ингушетии уже фактически возрожден традиционный институт Мехк-Кхел (Народный суд).

-Есть совет тейпов ингушского народа, это тот же самый Мехк-Кхел. Он уже ожил и работает, но пока в нем представлены члены не всех тейпов. Это единственный орган, который может в какой-то мере оказывать серьезное влияние на власть, — отметил Ужахов.

Хотя решение Конгресса, ожидаемо антиевкуровское, не будет иметь юридической силы, оно нанесет очередной удар по легитимности  главы республики и усилит его, а заодно и Москвы, противостояние  с традиционными институтами ингушского общества, лояльность которого может оказаться под вопросом. Нельзя заодно забывать, что протест против политики Евкурова захватил большую часть республиканского парламента, Конституционный суд, силовиков, бывших крупных ингушских чиновников. То есть московский ставленник хотя бы на время, если не навсегда лишился поддержки значительной части ингушской политической элиты.

Сумеют ли федеральный центр и Евкуров разрешить эту проблему, пересилив влияние тейпов и религиозных лидеров — большой вопрос, особенно если она осложнится чечено-ингушским конфликтом в случае выхода ситуации из-под контроля.

***

Преодоление ситуационных разногласий между салафитами и суфиями для решения текущих задач — это не исключительно ингушское явление. О поддержке частью салафитов религиозной политики Рамзана Кадырова рассказал исламовед и кавказовед Ахмет Ярлыкапов  на состоявшемся на прошлой неделе в Москве семинаре «Кавказ в прошлом и настоящем».

Духовное управление мусульман Дагестана и главу Чечни Ярлыкапов назвал самыми крупными игроками, ведущими в настоящий момент борьбу за лидерство в российской умме, за место, которое до сих пор было занято татарами.

По его словам, ДУМ Дагестана распространяет свою газету «Ас-салам»  по всей России, во всех регионах дагестанский муфтият «проводит какие-нибудь мероприятия», активно сотрудничает с Татарстаном, демонстрируя «реальную и результативную работу».

Кадыров, публично не обозначая свои намерения, также участвует в этой борьбе, налаживая контакты с местными мусульманскими лидерами и оказывая целевую помощь общинам.

При этом действия Кадырова вызывают симпатии у салафитов, которые находятся в конфронтации с ДУМ Дагестана, ориентированного на суфиев. Дело в том, что глава Чечни  «сохраняет широкие контакты, не ограничиваясь суфиями и официальными муфтиятами». В итоге часть салафитов придерживается мнения, что  то, что он делает, полезно для уммы и достойно поддержки.

Похоже, эта ситуация отражает тенденцию усиления религиозного фундаментализма в регионе. По словам Ярлыкапова, роль ислама  на Северо-Восточном Кавказе возрастает во всех сферах, причем верующие все чаще для решения своих проблем обращаются к шариату. Эксперт привел в пример конфликты в Дагестане вокруг земельных участков, принадлежащих государству (речь идет о многочисленных поселениях, нигде не зарегистрированных и даже не обозначенных на картах). Известны случаи, когда споры  за эти участки между общинами местных жителей и переселенцев разрешали в мечети по шариату, записывая решение на арабском языке.

 

 

См. также:

Кадыров пообещал, что недовольные потерей Сунженского района ингуши не уйдут живыми из Чечни

Опубликовал автор
Ваши избранные записи icon-angle-right

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Поддержите нас!