Правозащитный центр «РОД»

Мы защищаем русских!

«Шамсудинов убил одного человека и только чудом не убил еще двух»

Суд по делу об «убийстве за отказ танцевать лезгинку». Второй день показаний:

1. Первой выступала девушка-следователь с разъяснениями по поводу вчерашнего фэйла с отсутствием основной видеозаписи среди вещдоков. Она попыталась объяснить произошедшее тем, что при записи данных на диск произошёл системный сбой и файл скопировался неполностью (всего 5 секунд из нескольких минут). В ответ судья задал вопрос — правильно ли он понимает, что в задачу следователя не входит проверка наличия предоставляемых вещдоков? Девушка так и не смогла внятно объяснить причину подобной безответственности, ссылаясь на отсутствие специальных технических компетенций. Судья пообещал написать соответствующий рапорт. Девушка передала новый диск в распоряжение суда.

Это далеко не единственные косяки следователя — до того суд пожинал плоды неверно отражённых ФИО потерпевших и свидетелей, а также адресов (в частности, одну из свидетельниц невозможно было вызвать по причине ошибок в имени и адресе).

Однако, справедливости ради, стоит отметить, что молодая девочка (25 лет) — уже 4-ый следователь по этому делу. И только при ней дело сдвинулось с мёртвой точки и наконец дошло до суда. Также от себя добавлю, что девушка крайне привлекательная, но к делу это никакого отношения не имеет. Надеюсь, что молодому следователю пойдут на пользу извлечённые на собственных граблях уроки.

2. Показания последней опрошенной на текущий момент свидетельницы (сотрудник «Бенефиса») частично не совпадают с данными видеофиксации и предыдущими показаниями в части начала конфликта. Так она утверждает, что троица зашла в помещение одновременно, а по факту первыми зашли Абдурахманов с Курбановым со старта начав докапываться до Олега Сытника, Шамсудинов же зашёл чуть позже, застав уже тлеющий конфликт. Свидетельница утверждает, что подсудимый требовал от Олега — «Танцуй лезгинку!» (дескать слышала всё, так как была в двух шагах от них) и что Шамсудинов по сути был одним из инициаторов конфликта.

3. Вдова Олега Эрика также заявила, что дагестанцы требовали от Олега танцевать лезгинку.

4. Показания Эрике дались явно непросто. Эрика сильно осунулась за эти два дня и сильно переживала, так как вынуждена была снова пропускать через себя всё произошедшее. Это особенно чувствовалось, когда она рассказывала о том, как Олег обратился к ней после получения ножевых — «Он меня ударил»… Слушая её, можно было представить себе боль, которую она пережила.

5. После окончания первой части заседания и перед началом перерыва на обед, я подошёл к подсудимому и спросил его — готов ли он дать мне интервью, о чём я спрашивал его накануне. Он сказал, что считает это преждевременным и возможно имеет смысл это сделать после его показаний и последнего слова. Его адвокат мне позже сказал, что Юсуп сегодня говорил ему, что хочет дать мне интервью. Но он ему пока отсоветовал.

6. Познакомился с земляками Шамсудинова. Два пожилых человека — два Магомета и один молодой парень — Ахмет. Думал, что родственники. Прямых родственников у подсудимого нет. Нет и отца. Они приехали заместо родных. Один из них — полковник в отставке, в молодости служил в Севастополе. В целом вину ни его ни двух соучастников не отрицают (видно, как потупив взгляды слушают показания о «подвигах» своего земляка и его друзей), но полковник считает, что в произошедшем есть вина не только его земляков, но и всех участников конфликта. — «Почему они не остановили их?» — «Так пытались же — бесполезно…» И несмотря на отрицательный ответ на прямолинейный вопрос о попытке выгородить земляков после попытки экстраполировать вину на пострадавших, мирно выпивавших и никого не трогавших — в лояльности к «своим» нет никаких сомнений. От видеоинтервью отказались до окончания суда (видимо, тоже после общения с адвокатом подсудимого).

7. После перерыва полтора часа были посвящены зачитыванию прокурором содержимого 8 томов уголовного дела с перечнями актов изъятий всевозможных улик (джемперов чёрных, кросовок синих с белой подошвой, наволочек подушек со следами бурого вещества), экспертиз пластин ногтей и содержимого бурого вещества с джинсов (наличия/ отсутствия антигенов A, B, C, H — говорящих о принадлежности крови тому или иному потерпевшему), результаты медицинских освидетельствований потерпевших и подсудимого, характеристик на подсудимого и т.п.

8. Судья назначил очередные заседания суда на 11 и 12 марта. 12 марта планируется заслушать показания подсудимого и его последнее слово.

Личные ощущения:

9. За 2 дня резко изменились (как постарели) и Эрика и подсудимый. Последний превратился из волка с заносчивым взглядом в человека с постоянно опущенной головой и земляным обречённым лицом. Эрика также выглядит измождённой — эмоционально разряженной, опустошённой.

10. От обилия произнесённого за эти два дня выражения «лица кавказской национальности», зачитываемых судьёй из протоколов допросов, а также в устных показаниях потерпевших и свидетелей я устал уже на исходе первого дня. Попытался представить себя на месте земляков подсудимого — IMHO, это морально больно… В разговоре с одним из товарищей я предположил, что, такое акцентированное обособление чужой национальной принадлежности — должно сильно демотивировать. На что услышал ответ — наверное, так, но почему мы должны вечно оправдываться и чувстовать себя виноватыми — наконец-то мы видим тот суд, который многие хотели видеть, а не суд-мем «Рафик неувиновный…»

11. Несмотря на то, что Юсуп Шамсудинов не кажется мне ответственным за провоцирование конфликта и несмотря на то, что я считаю, что он должен иметь возможность высказаться и защищаться — он заслуживает максимального наказания. И не только потому, что он убил Олега, превратив в вдову молодую девушку и оставив без отца двоих маленьких детей. Этого в принципе, IMHO, достаточно для серьёзного наказания. А ещё и потому, что он только чудом не убил ещё двух человек — получившего множество ножевых и лишь случайно выжившего Сергея Подгорного (звукооператора караоке-бара «Бенефис») и свидетельницу, на которую устроил охоту с ножом после того как она стала их фотографировать (и помешала ему это сделать только вовремя выпущенная смелой девушкой струя из газового балона). Все эти эпизоды были разделены по времени и не являлись продуктом одной хаотичной драки.

12. Очень хочется после окончания заседания сделать большой видеоматериал со всеми причастными — с пострадавшими, свидетелями, подсудимым, с адвокатами обеих сторон и обеими группами поддержки. А в идеале с прокурором, судьёй и следователем. Но понимаю, что это мечты. Однако, постараемся взять интервью и комментарии у всех тех, кого получится взять. По результатам этих двух дней «Севастопольская Альтернатива» взяла небольшой комментарий только у пострадавшего Сергея Подгорного — сегодня-завтра мы выложим его в наших пабликах в соцсетях.

P.S. По окончанию сегодняшнего судебного заседания я попросил Юсупа Шамсудинова сфотографировать его. Он согласился. Но конвойные сказали, что для этого необходимо получить решение судьи. Я решил, что правильней всего будет сфотографировать подсудимого на выходе из зала суда — там и разрешение уже не требуется. Юсуп специально замедлился на выходе. Однако, подвела оперативность камеры — пока она реагировала — успела запечатлеть только затылок. Ещё раз подтвердил для себя правило — неполучившаяся фотография хуже получившегося видео…

Всеволод Радченко, «Севастопольская альтернатива»

Источник

См. также:

Прежде чем убить севастопольца, дагестанцы устроили дебош в соседнем кафе

Опубликовал автор
Ваши избранные записи icon-angle-right

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.



Поддержите нас!