Правозащитный центр «РОД»

Мы защищаем русских!

Почему в Татарстане начались суды над национал-сепаратистами

Приблизительно с 2014 года в Татарстане наметился необычный для внутренней политики этого региона крен в сторону уголовного преследования татарских национал-сепаратистов. В последние полгода это стало особенно заметно.

Нельзя сказать, что ранее примеров уголовного преследования не было. Эксперты, которые многие годы изучают этнорелигиозную ситуацию в Татарстане, могут вспомнить несколько случаев, когда наиболее одиозные национал-сепаратисты все же оказывались на скамье подсудимых. Впрочем, до реального лишения свободы дело никогда не доходило. Так, например, на долгий срок в тюрьме мог оказаться один из первых лидеров Татарского общественного центра (ТОЦ) Зиннур Аглиуллин, который еще в первой половине 1990-х годов вынес теперь уже бывшему президенту Татарстана Минтимеру Шаймиеву смертный приговор за то, что он не сумел добиться полной независимости от России. Тогда Аглиуллин до такой степени потерял связь с реальностью, что даже направил в Казанский кремль телеграмму о смертном приговоре Шаймиеву. Тут уж милиция не могла не реагировать: Аглиуллина привлекли за хранение боеприпасов и осудили в 1993 году на 2 года условно с отсрочкой приговора на 1 год. Впрочем, потом все же отпустили. В 2012 году его приговорили к 1 году исправительных работ за то, что вышел с плакатами «Татарстан — не Россия» и «Не уважаешь язык коренного народа — Чемодан. Вокзал. Россия» на одном из митингов в Набережных Челнах.

В 2009 году лидера набережночелнинского отделения ТОЦ Рафиса Кашапова осудили на 1,5 года условно за публикацию в своем интернет-блоге провокационного текста «Нет христианизации» и воззвания чеченских боевиков по отделению Кавказа от России. В 2010 году была осуждена на 1 год, также условно, лидер так называемого «Милли меджлиса татарского народа» Фаузия Байрамова за то, что от имени созданного ею «правительства Татарстана в изгнании», состоящего преимущественно из живущих за пределами России татар, обратилась в 2008 году «ко всем государствам ООН и мира» с просьбой признать государственный суверенитет Татарстана.

Т.е. нельзя сказать, что раньше правоохранительные органы Татарстана не обращали внимание на выходки местных национал-сепаратистов, но системности в реакции не было. Более того, создавалось ощущение, что мягкие наказания — свидетельство, что кто-то покровительствует национал-сепаратистам, позволяет им сохраняться, пусть и в маргинальном состоянии, но все равно присутствовать в общественно-политическом пространстве Татарстана и, когда необходимо, выступать заявлениями. Это была своеобразная игра, когда сепаратистами можно было «попугать Москву».

Если раньше эксперты сетовали, что в регионе вольготно чувствуют себя сепаратистские движения, а их деятельность принимала совершенно одиозные формы (вроде празднования «Года Батыя» и проведения пикетов с призывом отпраздновать сожжение Рязани и других русских городов в XIII веке), то сейчас ситуация поменялась.

Поворот начался с 2014 года. Тогда новости о воссоединении Крыма с Россией и «Русской весне» на Донбассе в Татарстане вызвали бурную активность национал-сепаратистов и заявления о солидарности с украинскими националистами.

Непродолжительные отношения Казанского кремля с Меджлисом крымско-татарского народа весной 2014 года (тогда российские власти рассчитывали договориться с Мустафой Джемилевым и Рефатом Чубаровым) завершились ничем — руководство Меджлиса оказалось недоговороспособным. Татарстан в этой политике выполнял функцию примирителя со стороны России. Но вскоре Джемилев с Чубаровым заняли откровенно проукраинскую позицию, а затем уехали в Киев, откуда до сих пор выступают с антироссийскими заявлениями. Судьба Меджлиса в Крыму была предрешена. Жирную точку в его истории на полуострове поставила прокурор Крыма Наталья Поклонская, добившись признания его экстремистской организацией.

До этого национал-сепаратисты в Татарстане не скрывали своего ликования по поводу Евромайдана в Киеве (в Казани даже провели уличную акцию по этому поводу), были категорически против воссоединения Крыма с Россией и активно поддерживали действия украинских карателей на Донбассе. Последовало даже объявление о наборе в батальон «Крым» выходцев из Татарстана, опубликованное в соцсетевой группе Татарского патриотического фронта «Алтын Урда» («Золотая Орда»).

Деятельность сепаратистов неизбежно привлекала внимание федеральных СМИ, поскольку мало кто понимал, отчего в центре России действуют силы, явно симпатизирующие ее врагам.

Первой на скамью подсудимых снова попала «бабушка татарского сепаратизма» Фаузия Байрамова: в октябре 2014 года она была приговорена к 1 году (и опять условно) за публикацию статьи «Звери и жертвы» и заявления от имени возглавляемого ею «Милли меджлиса татарского народа» о событиях в Крыму и на Украине.

В конце декабря 2014 года был арестован председатель Набережночелнинского отделения ТОЦ Рафис Кашапов за то, что опубликовал в социальных сетях тексты четырех статей антироссийского и сепаратистского содержания: «Крым и Украина будут свободны от оккупантов!», «Вчера Гитлер и Данциг, сегодня Путин и Донецк!», «Защитим Украину и весь тюркский мир», «Где Россия, там слезы и смерть». В итоге в ноябре 2015 года Кашапов был осужден на 3 года и отправлен в одну из колоний в Республике Коми.

С сентября 2015 года начались следственные действия в отношении предшественника Байрамовой на посту председателя «Милли меджлиса татарского народа» Айдара Халима, автора нескольких русофобских книг и статей. В его отношении возбудили уголовное дело за то, что во время митинга по поводу взятия Казани Иваном Грозным (у националистов — «Дня памяти и скорби татарского народа») 11 октября 2014 года он выступил с русофобскими заявлениями о «биологической смерти русских». Однако в 2016 году дело было закрыто, а попытка правоохранительных органов Татарстана инициировать запрет книги Халима «Убить империю», ставшей эталоном русофобии, закончилась ничем. Вероятно, здесь сыграло то, что Халиму исполнилось 74 года, а до этого в Татарстане ему надавали множество наград. Отмечу, что в советское время Борис Халимов, тогда еще не превратившийся в зоологического русофоба Айдара Халима, был обычный провинциальный писатель, и то, что с ним произошло в конце 1980-х годов, произошло со многими представителями татарской интеллигенции. Это печальная реальность того периода.

В 2015 году были арестованы активисты движения «Правые татары» Мансур Мусин и Эмиль Камалов, которые писали русофобские и проукраинские надписи на улицах Казани. Мусина приговорили в 2016 году к 2,5 годам колонии-поселения, а Камалова отправили лечиться в психиатрическую больницу. В 2016 году также проходили следственные действия в отношении сепаратистского движения «Правые татары», созданного братьями Ильсуром и Ильфатом Аглеевыми и Артуром Шарифуллиным, однако чем они завершились, пока неизвестно общественности.

С 2015 году идет длительный процесс над «шейхом Умаром» (настоящее имя — Айрат Шакиров), заместителем председателя Союза татарской молодежи «Азатлык», который считает себя «имамом татарского национального движения». Ему ставят в вину размещение в социальной сети «В контакте» видеоролика с митинга запрещенной в России террористической организации «Хизб-ут-Тахрир аль-Ислами». В настоящее время дело повторно рассматривается в районном суде.

С октября 2016 года в одном из казанских СИЗО находится лидер Татарского патриотического фронта «Алтын Урда» Данис Сафаргали: ему также ставится в вину то, что он размещал русофобские и антироссийские материалы в социальной сети. В настоящее время по этому делу начался судебный процесс.

В марте 2017 года был приговорен к 2 годам условного наказания и с испытательным сроком в 2 года председатель Союза татарской молодежи «Азатлык» Наиль Набиуллин — за лжесвидетельство. Летом 2013 года у Набиуллина с активистами группировки Kazan Nazi Crew произошла уличная потасовка, и он дал свидетельские показания в отношении одного из членов — Сергея Журавлева. Журавлев, изучая материалы своего уголовного дела, увидел в них заявление Набиуллина о том, что он участвовал в потасовке. Однако в тот день Журавлев не был в Казани, на что у него было железное алиби. В итоге по заявлению Журавлева, осужденного вместе с другими членами Kazan Nazi Crew в 2015 году, в отношении Набиуллина в 2016 году было возбуждено уголовное дело за дачу ложных показаний. Лидера «Азатлыка» в итоге осудили. Но снова условно.

Наконец, последняя новость — это заявление в суд прокуратуры Татарстана от 28 февраля 2017 года о признании Набережночелнинского отделения ТОЦ экстремистской организацией и требование запретить ее деятельность на террритории России. Если это произойдет, то это будет первым случаем в Татарстане — до этого ни одну татарскую националистическую организацию здесь экстремистской не признавали. Фактически, это повторение истории с Меджлисом крымско-татарского народа, который уже признан экстремистской организацией на территории России.

Правда, возникает вопрос, почему экстремистским требуют признать только одно отделение, а не всю организацию? Дело в том, что у набережночелнинского отделения ТОЦ, как и у Меджлиса крымскотатарского народа не было на сегодняшний день официально зарегистрированного статуса юридического лица. Отделение ТОЦ в Набережных Челнах было создано в декабре 1988 года, в 1989 году его зарегистрировал исполком Совет народных депутатов города. Но в 2004 году по иску Минюста лишили регистрации и исключили из ЕГРЮЛ, однако оно продолжило функционировать, несмотря на запрет. Т. е. по факту организация имеется, а формально регистрации ни в каких органах юстиции нет. ТОЦ (иногда пишут ВТОЦ — Всетатарский общественный центр) функционирует по принципу автономных организаций, которые существуют как самостоятельные юридические лица. В каких-то городах Татарстана и за его пределами они имеют регистрацию, где-то, наоборот, функционируют, как в Набережных Челнах, без регистрации. Поэтому выступить с инициативой признать весь ТОЦ экстремистской организацией юридически сложно. Возможно поэтому ограничились наиболее самым мощным отделением, которое базировалось в Набережных Челнах.

В среде татарских националистов сегодня ломают головы: почему их так «прессуют»? Сами они пытаются объяснить это конспирологической версией о «наезде Москвы» на Татарстан, причем ситуацию увязывают с банковским кризисом, который больно ударил по «позитивному имиджу» особой республики. Себя татарские националисты видят в роли союзников властей Татарстана, считая своей заслугой, что именно благодаря им удалось отстоять должность «президент Татарстана», а также «не сдать последние атрибуты суверенитета». По логике татарских националистов, банковский кризис (лишение лицензии ЦБ РФ татарстанского Татфондбанка и последовавшее за ним закрытие нескольких местных банков — прим.EADaily) был инспирирован Москвой накануне предстоящего летом 2017 года истечения срока действия договора о разграничении полномочий между федеральным центром и республикой. Соответственно то, что сейчас к татарским сепаратистам проявляют столь пристальное внимание правоохранительные органы, — это намерение Москвы лишить власти Татарстана «последнего союзника».

Мне кажется, что причина в ином. Если раньше за подобные «шалости» (антироссийские граффити, требования к «русским оккупантам убираться в Рязань» и т. п.) для властей Татарстана не было риска лишиться должностей, то теперь ситуация изменилась. И по федеральным законам за национальное неблагополучие глава региона вполне может потерять кресло. Что говорить — сейчас и за меньшие грехи снимают с губернаторских постов, заводя дела о коррупции…

Это в 1990-е годы можно было пугать федеральный центр митингами и требованиями «татарского народа», объясняя, что только благодаря региональной элите удается сдерживать республику от межнационального конфликта. Сегодня такая тактика не работает: если в регионе есть активность национал-сепаратистов, значит, спрос будет с руководства региона. Ну и, конечно, имидж Татарстана тоже страдает. Инвесторы теперь крайне осторожны.

Раис Сулейманов, исламовед, эксперт Института национальной стратегии

Источник

Русское Общественное Движение продолжает сбор средств на XVIII гуманитарную миссию на Донбасс.

Мы получили заявки на препараты и дезинфицирующие средства для амбулатории прифронтового поселка Донецкий и на  продовольственную помощь для малоимущих семей, живущих в  Стаханове.

Напомним наши реквизиты:

Яндекс-кошелек: 410012299505781
Номер для перечисления пожертвований: Билайн 8-967-033-41-62

Опубликовал автор
Ваши избранные записи icon-angle-right

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *