Правозащитный центр «РОД»

Мы защищаем русских!

Убивший за отказ танцевать лезгинку пытается убедить суд, что его оскорбили по нацпризнаку

Мы продолжаем публиковать материалы по судебному процессу «об убийстве за отказ танцевать лезгинку». Напомним, что  16 февраля 2019 года в баре «Бенефис» в Севастополе трое дагестанцев, работавших в Крыму, напали на посетителя Олега Сытника и еще двух человек. У Сытника они ранее потребовали танцевать лезгинку.  Мужчина погиб на месте, еще два человека были ранены. У Сытника остались двое малолетних детей.

Дело слушается в Севастопольском городском суде. На скамье подсудимых единственный обвиняемый — Юсуп Шамсудинов. Два других дагестанца, которых полиция отпустила, объявлены в розыск.

За судебными заседаниями следит севастополец, глава организации «Севастопольская альтернатива» Всеволод Радченко  

С опозданием публикую короткий отчёт по судебному заседанию по делу об убийстве в караоке-баре «Бенефис» («убийство за отказ танцевать лезгинку») от 12 марта.

Этот день был отведён для показаний подсудимого Юсупа Шамсудинова.

Что интересного:

1. Шамсудинов использовал линию изначального собственного миротворчества, попытки развести стороны конфликта (своих друзей-земляков и убитого им впоследствии Олега Сытника). Рассказал о немотивированной агрессии со стороны Олега. Которой в процессе предпринятой им попытки развести намечающуюся драку, якобы, первый ударил его в голову, на что Шамсудинов ничем не ответил (на видео с камер виден этот момент, но не видно, что предшествовало — действия некоторое время происходили в слепой зоне). Далее Шамсудинов вывел своих друзей из заведения. А сам остался, чтобы… принести извинения персоналу бара (в котором он, как сказал, бывал уже ранее). Однако, вместо извинений, начал обвинять Олега и остальных присутствовавших в том, что они не дали им отдохнуть. Судья уточнил — правильно ли он понимает, что в понятии Шамсудинова извинения равносильны претезиям к окружающим? Шамсудинов ответил, что он собирался извиниться именно перед персоналом сразу после озвучивания претензий к Олегу и другим «причастным». Но, типа, не успел, так как один из присутствовавших начал оскорблять его и требовать, чтобы они убирались.

2. А вот здесь «появляется» «националочка»… Шамсудинов акцентировал внимание на том, что свидетель/ пострадавший оскорблял именно по национальному принципу -«Ч… , убирайтесь домой!» Никто кроме него этот не подтверждает. Сам свидетель говорит о том, что он довольно в вежливой форме сказал ему формулу «Напились — ведите себя прилично!» и «Будьте добры, покиньте заведение!».

3. С начала драки, в которой подсудимый подтверждает тот факт, что говорил ранее сам свидетель/пострадавший о том, что именно свидетель первый ударил подсудимого, после второго удара бокалом из под сока нанесённого свидетелем Шамсудинову, последний всё помнит плохо — фрагментарно. Помнит, что его избивали несколько человек, кто именно и где когда находился не помнит. Естественно, не помнит в какой момент достал нож, где именно нож изначально находился точно сказать не может (на суде предположил, что в кармане, в первых показаниях следователю говорил, что на ремне). О том, что после удара бокалом получил частичную амнезию в первых показаниях информации не было. Якобы о том, что убил ножом человека узнал после ухода из «Бенефиса» уже от своего друга Курбанова. Нож выкинул по дороге. Сам факт убийства не отрицает. Но подробности, говорит, что не помнит.

4. На первом следственном эксперименте показывал, как наносил удар ножом. На суде сказал, что делал то, что ему рассказывали оперативники. Сам не мог знать — как, когда и куда бил.

5. В ходе следствия по наставлению одного из предыдущих своих адвокатов запрашивал переводчика с аварского. В последствии от этого запроса отказался. Вполне сносно разговаривает на русском.

6. На вопрос судьи — признаёт ли в полном объёме иски об удовлетворении материальной компенсации со стороны пострадавших (3 млн. рублей вдова убитого Олега Сытника — Эрика Маковейчук, 300 тысяч рублей — пострадавший работник бара Сергей Подгорнов) сначала сказал, что признаёт, спустя какое-то время после выразительных неодобрительных взглядов и жестов земляков, попросил судью уточнить — что не может признать в полном объёме, так как денег таких у него нет. В каком объёме готов признать, сказать оказался не готов.

На 3-6 апреля суд назначил судебные прения сторон.

Всеволод Радченко, «Севастопольская альтернатива»

Источник

См. также:

Свидетель рассказал о смертельной драке в баре «Бенефис»

«Шамсудинов убил одного человека и только чудом не убил еще двух»

Прежде чем убить севастопольца, дагестанцы устроили дебош в соседнем кафе

На заседании по «делу об убийстве за отказ танцевать лезгинку» допрошен потерпевший

Опубликовал автор
Ваши избранные записи icon-angle-right

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Поддержите нас!